Blowjob
Нет безвыходных ситуаций - есть люди, неспособные решать проблемы.

Андрей Ливадный «Шаг к звездам»


ek  вк  brest-kult  

VideoHosting 

Бугаева Мария

Бугаева Мария

   Мария Бугаева родилась 13 мая 1997 года в Москве. Сейчас учусь на филологическом факультете БрГУ им. Пушкина. Пишу стихи и тексты песен.

       Мир литературы - мой мир!

   Мой мир прекрасен, словно в сказке, мой мир всегда вокруг меня. Мне не нужны твои отмазки и всплески яркого огня. Мне книги заменяют солнце, ну а герои - как родня "открой души своей оконце, прошу, впусти, впусти меня!". Я вижу свет - свет вечных истин, ты видишь сложные слова - по небу пишешь тонкой кистью, про то, насколько я права. Я вижу прошлое - я знаю, я знаю что не знаешь ты; Я снова книгу ту читаю, а ты срываешь те цветы; Веду я с хоббитом беседу - ты обсуждаешь за спиной. Иду чернильным мягким следом, а ты за мной, а ты за мной... Меня считаешь сумасшедшей - мне книги все дороже вас. Живу я временем прошедшим, хоть и сижу с тобой сейчас. Вы все просты, а в книге сложно - так заплетается сюжет. В моем мирке все делать можно. В твоем - едва споешь сонет. Ты не поймешь меня, и ладно. Мой мир никто не должен знать: вы обсуждаете всем стадом, а я читаю книгу-мать. Вы реалисты, я абстрактна - плевать вам на мои мечты. На ваши мне плевать стократно – они, как сами вы, пусты. Мне книги радости приносят, не гниль тех сплетен и молвы; меня они уже не бросят, я это знаю. Ну а вы? Мой мир светлее, знаю, лучше. Ваш мир так сумрачен и зол – лежит из горя в вязкой луже держась за гнева крепкий кол. А я… Я знаю персонажей… Они почти мои друзья – из фраз и памяти коллажей сложилась вечная стезя. Все эти повести, поэмы – они как будто для меня; мою любовь, мои проблемы, в подтексте сказочном хранят. Мой мир – тот мир литературы, всегда со мной, со мной везде, как отражение натуры в иссиня-ледяной воде… Все в этом мире, знай, проходит, и только лишь она с тобой – в углах душонки грешной бродит – руководит твоей судьбой. Мой мир прекрасен, словно в сказке, мой мир всегда вокруг меня – литература – душ та пляска, из страсти пыли и огня!

 

Грустная песня

Я шла и молилась, мне звезды светили
Песок в моем сердце колол и скрипел.
Я видела свет твой, он в тысячу милей,
Он жарко и страстно на небе горел.

Ты так еще молод, ты кольца деревьев – своих, что сажал, не сумел сосчитать. Под шелест горевших в камине поленьев нырнул в ледяную от скорби кровать.
Ты ждал меня часто, пихая в карманы пригоршню дешевых приморских конфет. Ты был очень честным, до одури странным, на дне твоих глаз я ловила рассвет.
Ты мне говорил, чтобы больше молчала – «ты знаешь, недолго идти до любви». Ты в море сигал с городского причала, ты гальку кидал и кричал мне «Лови!».
Ты взглядом своим расцарапал мне сердце, ты имя моё беспрестанно хранил: как маг свои книги, как матерь – младенца, как письма и склянку засохших чернил.

Ночами шагаю по улочкам тусклым,
Ищу в каждом вздохе, улыбке – тебя.
Мне так одиноко, мне больно и грустно,
И если ты слышишь. Не слушай меня.

 

Writing Our Stories

Я сюда напишу сказку в тысячу дней - 
Ты стряхни с нее пыль и быстрей прочитай. 
Я отвечу: была ты любовью моей, 
О любви если спросят меня невзначай. 

Что тебе я скажу: не грусти и не плачь? 
Отпусти свою боль, что когда-то пройдет? 
Свысока посмотри на кольцо неудач, 
Выкинь мысли о нас, иди только вперед? 

Не твоя вина в том, что не смог удержать 
Слишком молоды – вспыхнуть и сразу сгореть. 
Ты полюбишь, мне руку несложно разжать, 
Если вечности нашей осталось на треть. 

Взгляды скрестились - родные, но разные. 
В твоем - видел себя, там я не был плохим. 
Вспомни хоть раз наше время прекрасное, 
Вспоминай – оно лучшее. Было таким.

 

Время

Время изменит, время покажет,
Время пылает кровью в печи.
Время доброго слова не скажет,
Придумав для этого сотни причин.

Время мне шею сдавило несильно (порою казалось, что сложно дышать), время неспешно сложило в могилу все, что ему не смогла я отдать.
Время сильней растравило мне раны, наотмашь ударив меня по щеке – «другую подставь» нашептали романы на черту понятном, кривом, языке. Время смывает эмоции в море, море – вода – возвращается вспять – сколько же боли с водных просторов можно над городом тихим распять?

Время покажет, когда не забудет,
Вылечит – ножны на гроб положа.
И, искалечив тысячи судеб,
Глумливо прошепчет «ты мне нужна».

Оно в порошок сотрет алые кисти, не пожалев и старинных картин; время сложнее незыблемых истин, время безжалостней злостных скотин.
Время целует – и я явно вижу: скрижали мои превращаются в прах, устои и вера – в навозную жижу, что черпает взглядом буддийский монах. Время – оно навсегда постоянно – выбрав константой пролив перемен, оно как вино дорогое желанно, оно, как путана, не встанет с колен.

Время открыло прощелину свету
Время поможет, избавив от бед.
Много значений дала я предмету
Значений предмету, которого нет.

 

13. 11. 2015

Пролетит сквозь туманы кровавая пыль
Оседая на множество ниш,
Где же запах корицы – и верный мой тыл,
Где же ты затерялся, Париж?

Где ты прячешь слезу - всю пропахшую кровью, не душистой ванилью шанель номер пять?
Дорогой мой Париж, к твоему изголовью… автоматы и бомбы – и всех расстрелять.
Мой любимый, родной – окружен не цветами, а багровостью рваных и траурных луж – луж,
с которых вчера словно птицы, взлетали, и терялись за площадью множество душ.

Мой Париж. Ты живи. Ты со мною сегодня – видишь, небо роняет слезинки из звезд,
захлебнулось в отчаяньи черное море, галки с криком покинули родину гнезд.
И я думаю, что, не теряя минуты, Иордан вновь отправит течение вспять;
Мой шикарный Париж – в этот день ярой смуты, вновь позволь миру искренне, горько обнять
твою шею, натертую черной веревкой, ты позволь свои раны слезами омыть –
словно братья, повязаны лентою тонкой – и как братья, поможем к покою доплыть.

Не забудем, что было. На руках солнце наше –
раздавило его скрипом мощных колес.
Ты сегодня, Париж, стал на сотню лет старше,
Ты сегодня умыт океаном из слез.

 

Тебе

Слышишь, буквы растаяли -
Их ветром развеяло и разнесло,
Пусть все лучшее, что я оставила
Станет худшим твоим ремеслом.
Сколько выпито чая с ладаном,
Сколько нитей без толку порвано –
Без труда на свече нагадано –
Без труда на воде надорвано.
Я люблю тебя.
Искренне, сладко.
Я люблю тебя, тень медовая.
Выпивать ли до дна украдкою –
И впитать в себя горечь сдобную?
Выпивать как бордо – без слов пустых,
Выпивать весь бокал – и нет его.
Я не выпила - только сожгла мосты,
В одночасье лишившись всего того,
Что дарил, что метал, иногда говорил;
Я вдова, я рабыня в темнице пустой.
Я осталась без снов, без мечты и без сил -
И лишь ты светишь мне маяком и звездой,
Только ты – без тебя каменисты пути,
Без тебя как песок меня смоет вода,
И я больше, родной, не сумею пройти –
Потому что ушел, не оставив следа.
Но приди.
Ты разбил меня в сотни планет,
Ты приди без улыбок и приторных фраз.
И ответь: как продал за тринадцать монет
Мою веру – чистейший бесценный алмаз?

 

***

Ищи слова, и знай, на что способна,
Смотри вперед - в безоблачную ввысь,
На свете жить не так уж и удобно,
Поэтому быстрей остановись.

Пускай метель бушует в мертвой дали,
Смотри на мир через свое окно,
Не слушай их - они свое продали;
И заперлись на тысячи замков.

Не верь глазам, срывай с бездумных маски,
Дари цветы могилам детских снов,
И им читай недетские те сказки
Про жизнь пустых, заброшенных домов.

 

Иди сквозь овраги...

Иди сквозь овраги, иди сквозь леса и долины
Добром освещай свой нелегкий и каменный путь.
Неси ту любовь, о которой слагают былины –
Иди. Спотыкайся. Но матерь свою не забудь.

Когда же свечу, что годами разжечь ты пытался
Затушит порыв непонятных и горьких обид -
Не значит ли это, что может, не сильно старался?
Не хлебом живи – а целебным эфиром молитв.

Трудись и молись. Ты ведь знаешь - на этой планете,
Есть радость и боль. Грязь и чистые капли дождя,
Несущий сединки блестящий порывистый ветер.
И дым серых глаз, что печально в окошко глядят.

Есть много того, что деньгой не откупишь, не купишь,
Есть мамины руки, и яркость (не)будничных дней.
Есть утром идущие сонные, серые души
Навстречу к пылающей,

Яркой,
Свободной твоей.

 

Априори

Мир жесток, он так мрачен и стар,
Мы одни. Мы лишь части игры.
Полагаю, я слишком устал
От холодной и снежной зимы.

Я живу. Я в душе давно мертв
Мир так тесен – вам всем не сказать,
Ваши руки – подтаявший лед,
А я льдам не привык доверять.

Ваши души прогоркли до дна,
Ваши мысли – запутанный ком
Ваша страстность так явно видна –
Ваша вера - надежнейший дом.

Как ключи подбирайте слова,
Слово - заяц, охотник и волк,
Слово - рожь и пустая трава,
Слово - отданный предками долг.

Заверну в бумагу сердца, -
Комья снега тают от боли?
Нашим мукам не будет конца.
Что не тайна – всегда априори…

 

Тверской поток заметно поутих...

Тверской поток заметно поутих
Двенадцать ночи. Запираем двери.
Сегодня этот город на двоих -
Со мной сегодня прошлые потери…

Тверской поток едва течет чрез край
Тверской поток сегодня равнодушен.
И все же Тверь – забытый мною рай
Родной. И шумный. Пусть немного душный…

Тверской поток – мой персональный ад,
Тверской пейзаж не вызывает слезы,
Тверская жизнь… Эх, время серенад!
Тверские песни – мнимые угрозы…

Тверские фото – лишь клочки обид,
Под ковриком лежат воспоминанья –
Их дед Матвей тихонько сторожит –
А чувствует ли времени дыхание?

Тверской поток сегодня как-то дик
Старушки на базаре не смеются…
Тверской народ сдирает свой парик –
Мечты, мечты… А завтра ли вернутся?

Тверская жизнь сегодня мне чужда,
Тверской поток немного мне противен.
Тверской мотив как волжская вода,
Тверская жизнь – уже прошедший ливень

 

К тебе

Я любила… Не веришь? Послушай,
Каждый раз растворяясь во мгле,
Ты не раз выпивал мою душу,
С каждым часом все больше, наглей.

На тебя никогда не смотрела,
А зачем? Так все сразу поймешь,
Я как лампа. Давно прогорела.
Ты как роза – не раз зацветешь…

Ты мечта… Слушай, крылья верни мне,
Подтолкни к краю неба плечом;
Пронеси чувства к мрачной глубине
Отопри сердце ржавым ключом.

Я любила… Не веришь? Послушай,
Каждый раз растворяясь во тьме,
Не тебе выливала я душу –
А проклятой, неверной земле…

 

Маме

Мы как осенний дождик тихо плачем,
Ушибленное место потирая.
Ведь мы для вас всегда так много значим
Любимые, родные наши мамы?

Мы в города чужие уезжаем,
Мы помним наши взлеты и паденья.
Но об одном мы все же забываем,
Что мама ждет на тенистой аллее.

Она нас ждет минутами, часами,
А время тихо молодость стирает,
А мы уже большие стали сами -
Мы взрослые. Ну с кем же не бывает?

У нас работа есть у каждого, учеба,
У нас есть все. А мама нас лишилась -
Мы только в письмах сильно просим чтобы,
За нас всех в церкви мама помолилась.

Она глаза платочком вытирает.
Она нас ждет. А мы не приезжаем.
Когда приедем? Бог один лишь знает…
Порою сами этого не знаем…

А мы летим, летим, поближе к свету -
Мы падаем. И крылышки ломаем,
Тогда мы мчимся к маме за советом,
Добром, заботой и за пониманьем.

 

Маме 2

Мама. Ты послушай. Я боюсь печали
Что сидит так крепко на моей груди…
Почему? Не знаю. Знаю, что молчали,
Не сказали даже просто «уходи».

Нам в подкорки город, старый город въелся,
И глаза мозолит эта суета.
И пока я мерзла – он у счастья грелся,
Мама, счастье – радость. Счастье – не плита…

Мама, я не плачу. Слезы – это горе,
Я пока спокойна. Знаешь, снова ложь…
Я во снах так часто вижу это море,
Что меня бросает в ледяную дрожь…

Мама, я не верю в эти злые сказки,
Может, я наивна. Не такой конец
У историй добрых, где все сняты маски,
Где не собирают крошки от сердец…

Мама, я растила, помнишь, старый фикус?
Для меня он больше, больше чем цветок.
Он засох, я знаю. Боли слышу привкус –
Отпила я мама, не один глоток.

Расскажи мне сказку - как обычно, мама,
И смети словами с сердца всю печаль.
Говори до ночи. Заживает рана –
Мне уже не больно. Просто очень жаль…

 

На вечерне

В полусумраке треск от свечи,
Иподьякон читает молитвы
Все моленья к Нему горячи -
Если с кровью от сердца излиты.

Ты стоишь у амвона одна,
Протираешь коленями доски,
И душа, что была холодна,
Тает в мягком от пламени воске.

На икону свой взгляд устремив,
Ты взываешь к блаженной Матроне,
Что стоит, свои руки скрестив,
Пред сидящим на Княжеском Троне.

И чтеца монотонный напев
Ты за годы успела запомнить:
«Ты блаженна из избранных дев,
Его волю ты можешь исполнить».

И слезинка скатилась из глаз,
И на час позабылись проблемы,
Ты приходишь сюда каждый раз,
Когда давят тяжелые стены.

Ты приходишь, когда нелегко,
Когда боль льется ярым потоком –
А душа где-то там, высоко,
Внемлет мудрым умершим пророкам.

Отзвучала последняя песнь,
Затушили старушки уж свечи,
Ты забылась – стоишь еще здесь,
Опустивши сутулые плечи…

 

Эта осень

Эта осень так пахнет кофе,
Эта осень рвет наши надежды,
Мы ослепли и тихо оглохли,
Облачились в цветные одежды…
Обновили мы наши души –
Из сердец льется свет вместе с кровью,
«Слышишь, кто-то поет? Послушай!
Где берешь эту мудрость совью?»
Ты как все задаешь вопросы,
Ты как все хочешь жить – не можешь,
Расплела эта осень косы,
И отстригла на желтом ложе.
В тишине ты услышишь шепот,
В ритме сказки черпай вдохновенье,
Не поможет безмолвный ропот,
Будет лишним скупое терпенье.
Ты слова вяжешь в строчки как нити,
Как паук для нас всех плетешь сети,
Мы следим в новостях за сити,
Мы тот воздух вдыхаем осенний,
Что поблек временами от ветра,
Что от слез тихо встал на колени
И посыпал земельку пеплом.
Оглянусь далеко, надолго,
Я хотела запомнить ту осень.
А кровавой листвы очень много,
Что под ноги случайно мне бросил...

Прочитано 1093 раз Последнее изменение Пятница, 23 Июнь 2017