Blowjob
Философия человека, как и его религия, — это сам человек, он создает ее по своему образу и подобию.

Джек Лондон «Маленькая хозяйка Большого дома»


ek  вк  brest-kult  

VideoHosting 

Кондрашук (Ефтифеева) Наталья

         Наталья Кондрашук (Ефтифеева) родилась в 1973 году в д. Каменюки Каменецкого района. Педагог по образованию, журналист по жизни и работе. Стихи начала писать в 11 лет, а в 14 – появились первые публикации. Сначала – в каменецкой районной газете «Ленінец» (теперь «Навіны Камянеччыны»), потом в областных и республиканских изданиях. Есть публикации и за рубежом. Стихи издавались в пяти поэтических сборниках вместе с другими авторами, рассказы для детей – в двух сборниках. В 2010 году увидела свет книга поэзии «Зимний букет». Член Междунароного союза писателей «Новый современник». С декабря 2016 года как индивидуальный предприниматель зарегистрировала собственное издательство.




       Пойду я на свет
Я заснеженной тропкой по дикому берегу шла.
Море рядом плескалось. Холодное, горькое море.
Хоть без цели совсем, но я всё же куда-то брела
И пыталась о скалы разбить зачерствелое горе.

А вокруг – молчаливый простор. Никого. Пустота.
Здесь царит только грех, только злые приспешники ада.
Что осталось не много страдать, я не знала тогда,
Что за всё заплачу и что где-то меня ждёт награда,

Что однажды сбегу от бескрайнего моря скорбей,
Что во мгле засияет маяк путеводной звездою
И пойду я на свет, вырываясь из мира теней,
И по жизни идти буду, Боже мой, только с Тобою. 

       Случайные встречи
Встречаешься случайно,
Знакомишься неловко.
Захватывает счастья карусель.
И так необычайно,
Задумчиво и колко
Расплёскивает звук виолончель.

Натянутой струною
Дорога жизни станет,
И за аккордом вновь звучит аккорд.
Нахлынувшей волною
Удача вдруг поманит
За вовсе не знакомый поворот.

И разорвётся небо,
Блеснув лучами счастья,
Растоптанные чувства возродив.
И унесутся в небыль
Испуганные страсти,
Измученное сердце надломив.

И робкое молчанье
Соединяет крепче
Судьбы слегка надорванную нить.
Я знаю, неслучайны
Нечаянные встречи:
Их нам хотело небо подарить.

       Не умри
Вне Бога, источника света и жизни, нет ничего, кроме мрака, ужаса, мучений, вечной смерти…
                                                                                                                                   Я. А. Коменский
Ночь укутала землю сверкающей шалью,
Сон волшебный по каплям для всех разлила
И покрыла окно самой тёмной эмалью.
И не стало вдруг в доме живого тепла.

Разбрелись по углам задрожавшие тени,
И какой-то осколок небесной зари,
Позабыв о своей усыпительной лени,
Мне чуть слышно шептал: «Ты смотри, не умри».

Как же так? Почему? Ведь, как будто здорова,
Я живу на цветущей, роскошной земле.
Только голос звучит всё сильнее, и снова:
«Не умри», – он твердит, обращаясь ко мне.

Я встаю, раздвигаю уснувшую темень.
За оконной преградой – небесный простор,
И мерцающих точек далёкое пенье
Приглашает вступить в неземной разговор.

Мой рассвет так далёк! Ночь хозяйкою стала.
И чуть тлеющий свет ничего не даёт.
И внутри темнота – я от мрака устала.
Но вдруг слышу: меня кто-то тихо зовёт.

Нежный голос в душе всё уснувшее будит,
Растревожил забытую трепетность чувств,
Обнадёжив меня, что хорошее будет,
Нужно только «прости» проронить с робких уст.

Я, колени склонив, начинаю молиться,
У Всевышнего Бога прощенья просить.
И мгновенно светлеет за шторой глазница,
Свет небесный мне хочет тепло возвратить.

И куда-то исчезли размытые тени.
Пробиваясь в окошко, немеркнущий свет
Прочь прогнал надоевшую, страшную темень.
Стало в доме светло, мрака больше здесь нет.

       Есенину
Для меня день рождения твой
По-особому памятный день.
Листопад, будто бы часовой,
Стережёт от забвения тень.

Под ногами зардеет листва
Декламируя тихо стихи.
Осень нежно мила и проста
В разноцветье последних стихий.

Разрыдается небо и вновь
Разливает по жизни печаль,
Возвращая нетленной любовь
И лаская промокшую даль.

День рождения твой каждый год
Отмечаю торжественно я.
Но не только таланту почёт,
Просто дата ещё и моя.

       Божья милость
Бутафорией праздника жизнь закружила тебя,
Под фанфарный шумок задремала оглохшая совесть.
Ложной силой незримую душу надменно губя,
Ты не знаешь, что сам написал эту чёрную повесть.

Но не всё так печально: просвет где-то маленький есть.
И, пускай каменистою стала сердечная почва,
Плодородный клочок до конца не успел зачерстветь,
Но греховные цепи сковали судьбу очень прочно.

И уже не таится за тёмным кустом сатана,
Раскалённые стрелы открыто в тебя направляя.
Но Христова любовь очень явно была здесь видна,
Милосердной, пронзённой рукой от беды охраняя.

Ты ступил за черту, за которой сгущается тьма.
Ты в болото шагнул, погружаясь в холодную тину.
Только любящий Бог видел всё, хотя ночь и темна.
Божья милость писать начинала другую картину.

Так под кистью Творца оживали спасенья цветы –
И родник покаянья из сердца пролился слезами.
Пред тобою вставали сады неземной красоты,
Новой жизни тропинку несмело ты мерил шагами.

Получив крылья веры, учился над миром взлетать,
Оставляя внизу суету и земные заботы,
А в прощённой душе поселилась Христа благодать,
Подарив новых гимнов звучанья чудесные ноты.

       Ласточка со сломанным крылом
Дерзости неслыханной полёт:
Ястребу навстречу устремляясь,
Ласточка со сломанным крылом
Песенку надменную поёт,
Над ветрами злыми насмехаясь,
Словно забывая обо всём.

Милая, куда ты? Подожди,
Не спеши в объятья глупой смерти,
Крылышко ведь можно залечить.
И бальзамом выпадут дожди,
Усмиряя жизни круговерти,
Чтоб души смятенье облегчить.

Расцветёт ещё твоя весна,
Солнышко лучами приласкает.
И, взлетев, увидишь с высоты,
Как была натянута струна,
Но не рвётся и не отпускает,
Держит на просторах чистоты.

Не спеши губить себя, постой,
Даже если что-то надломилось.
Ласточка, мне нужен твой полёт.
В жизни есть секрет один простой:
Не сдавайся, что бы ни случилось,
Песня веры в небо пусть идёт.

       Камень
Привалили к сердцу камень
Из проблем, неверья, зла.
Камень голыми руками
Сдвинуть мне никак нельзя.

Я открыть пыталась дверцу –
Не хватило женских сил.
Вход в моё больное сердце
Очень прочно враг закрыл.

В нём, как будто бы в гробнице,
Мрак могильной тишины.
В этой каменной темнице
Звуки счастья не слышны.

Но вот Кто-то осторожно
Постучался в дверь ко мне.
С суетливостью тревожной
Я смотрю на тень в окне.

Знаю, что открыть не в силах…
Слышу нежный стук опять.
Я колени опустила,
Чтобы к небу взор поднять.

А затем несмело ключик
Повернула я в замке.
Дверь открылась – и могучий
Камень тот лежал в песке.

В дом вошёл не гость - Хозяин,
Мир и радость подарил.
Светом Божьим осиялись
Сердца тайники внутри.

Не страшны теперь преграды,
Ведь со мной всесильный Бог:
Он высокою оградой
Защищает мой порог.

С Ним спокойно и надёжно,
В сердце свет всегда горит.
Воскресением возможно
Даже камни все разбить!

       Будет встреча
Порой закружит жизнь,
Завертят карусели.
Сказать хочу: «Держись».
Но губы онемели.

Потом потерям счёт
Ведёт чуть слышно время
И ручейком течёт,
Солёной влагой грея.

Истерзанных сердец
Врачи, увы, не лечат.
Но это не конец.
Я верю: будет встреча.

Я знаю: ждут не зря
И ищут ненапрасно,
Ведь новая заря
На небе не погасла.

Надежды тёплый луч
Растопит льдов оковы,
И из-за тёмных туч
Проглянет солнце снова.

       Плачет небо
Я стою у окна – тихо дождик роняет слезинки.
Скорбно плачет разбухшее небо над грешной землёй.
Я стою у окна. По щекам пробегают дождинки,
Будто нету стекла, будто туча висит надо мной.
Я стою у окна.

Дождь стучит по стеклу – в дом настойчиво просится небо,
Словно ищет приют и немедленно хочет войти.
Дождь стучит по стеклу. Он в гостях у меня точно не был,
Я ещё не успела ему уголочек найти.
Дождь стучит по стеклу.

Робко капли стекут – так о чём-то прошепчет мне осень.
Я услышать пытаюсь её, прикоснувшись душой.
Робко капли стекут, и покажется милая просинь,
Открывая вдали лучезарнейший купол большой.
Робко капли стекут.

Плачет небо в тиши, умывая слезами просторы.
Пьёт земля эту горечь прохладной солёной воды.
Плачет небо в тиши. Тонут в лужах ненужные споры,
И в душе созревают любви неземные плоды.
Плачет небо в тиши…

       Право на жизнь
Как проследить волшебный этот миг,
Когда, из двух стихий в одну сливаясь,
Луч жизни зарождённой внутрь проник,
Судьбе своей навстречу улыбаясь?

И пусть тот миг едва ли уловим,
Но он есть настоящее рожденье.
И человечек, новый пилигрим,
Осваивает первые владенья.

Его ещё ничей не видел глаз,
По имени никто не окликает.
И хоть пока ни звука не издаст,
Но о правах он маме заявляет.

Имеет право слышать нежный ритм,
Что всех мелодий колыбельных лучше,
Который сон покоем одарит.
Сердечный стук наполнит миром душу.

Имеет право на тепло, любовь,
Заботу, нежность, трепетное счастье,
На пищу, воздух, радость и добро
И на защиту от ветров ненастья.

Ещё есть право, что всего важней,
В нём остальные безраздельно слиты,
И с первого мгновения уже
Права на жизнь ребёночку открыты.

Значенья не имеет, как давно
Свеча зажглась в той капельке мельчайшей, –
Она теперь живое существо,
Идущее к пределам настоящим.

Однажды будет первый звонкий крик
И первый ослепительнейший лучик,
Знакомства с мамой долгожданный миг –
Пора придёт найти заветный ключик.

Но только бы сейчас не погубить
Рукою Каина, как меч, жестокой,
Не оборвать тончайшей жизни нить,
Не сделать пропасть страшной и глубокой.

Не становись убийцей никогда
И не ищи абортам оправданья.
Пускай взойдёт ещё одна звезда
На небосводе вечном мирозданья.

       Спрятанная память
Пыль столетий хоронит память.
На обломках чужих эпох
Куролесит надменно заметь,
Чтобы втиснуться между строк.

На стенах израненных пишет
Время кистью своей холсты.
Ну а сердце чего-то ищет,
Убегая от суеты.

Пусть проносятся вихрем годы,
Оставляя на камне след,
Не изменит который мода,
Сохраняя немой секрет.

Только чуткой душой услышишь
Древней повести той рассказ
И под слоем веков отыщешь
Память, спрятанную от глаз.

       Заплаканное небо
Заплаканное небо.
Заштопанная даль.
Уносит ветер в небыль
Мою тоску-печаль.

Надорванные чувства
Уже не сберегу.
Нетленностью искусства
Спастись я не смогу.

Но знаю, что слезинки
Умеют высыхать,
И яркие картинки
Здесь буду созерцать.

Улыбкой небо вспыхнет
От радостных лучей,
И в душу вдруг проникнет
Живительный ручей.

Осколки счастья снова
Попробую сложить
И искренностью слова
С надеждой буду жить.

       ***
Мне снилась одиночества
Растерзанная мысль,
Какой-то поиск творчества,
Зовущий душу ввысь.

Запутанные волосы,
Измятая постель.
И в задрожавшем голосе
Опять звенит капель.

Но утро начинается,
Кошмары разогнав.
И радость повстречается,
Путь к счастью указав.

Не нужно снам доверчиво
Дорогу в жизнь давать
И маской гуттаперчевой
Своё лицо скрывать.

       Сняжынка на далоні
Я крыштальную казку ў далоні бяру.
Толькі бляск мільгатне і – знікае.
І астылай слязой у вянку завірух
Гэту белую радасць жыццё пакідае.

Цеплынёю надзей агарнуць не змагу,
Бо да сцюжы прывыкла сняжынка.
Талы позірк халодны навее тугу,
Дакранецца да сэрца празрыстай іскрынкай.

       Матуля
Я з усіх шляхоў, далёкіх, блізкіх,
Да цябе спяшаюся, матуля.
І мяне ласкава, як калісьці,
Рукі найдабрэйшыя прытуляць.

Пацалую цёплыя далоні,
Што і ў сцюжу сэрца саграваюць,
А калі заплачу ў сумным стогне,
Моўчкі слёзы болю выціраюць.

Зазірну ва ўсмешлівыя вочы,
Быццам у нябёсы акунуся.
Нам гаворкі хопіць аж да ночы,
Перад сном з табою памалюся.

Будзеш ты мяне заўжды чакаці.
Дома целам і душой утульна.
Гэта шчасце – мець такую маці,
Мамачку, мамулечку, матулю.

       Сквозь туман
Солнце нынче спряталось
за туманной шторой,
Небо сверхпечальное
тихо слёзы льёт.
И на сердце слякотно,
потому что скоро
Ветерок задумчивый
всю листву сорвёт.

А деревья голые
серостью обманут,
Сиротливой просьбою
растревожат взгляд.
И рука потянется
к тайному карману,
Чтобы что-то светлое
этим нищим дать.

Только чем порадовать
я смогу озябшие,
Беспросветно грустные,
мокрые стволы?
Ведь карман дырявый мой,
потеряла в чаще я
Прежние сокровища
у чужой ветлы.

Но я всё же выскребу
крошечку надежды,
Поделюсь остатками
радости своей.
Будут у деревьев тех
новые одежды,
Надо только верить им:
станет здесь теплей.

Солнце удивлённое
вновь на землю глянет
И лучом прощающим
тронет голь стволов.
Заиграет в веточках
нежности дыханье,
Согревая трепетно
средь седых ветров.

И тогда чудесный свет
мне прольётся в душу,
Возвратив с процентами
всё, что я отдам.
Под ногами высохнут
слёз небесных лужи,
Открывая новый путь
радужным мечтам.

Главное, надеяться,
если сердце плачет,
Чтобы верой видеть свет
сквозь густой туман
И любовью побеждать
злые неудачи,
Исцеляя радостью
боль душевных ран.

       Из плена страха
Когда преследует страданий ряд
И силы нет на скорбном том пути,
Ты страхом в плен однажды будешь взят,
Не видя блеска солнца впереди.

Но надо плыть в пучине бытия
По горькому течению реки.
Обид осколки трепетно тая,
Ты не пожмёшь протянутой руки.

Но глубоко в печали чьих-то глаз
Увидишь вдруг надежды тусклый луч
И средь крестов, объединивших нас,
Пойдёшь на свет, блеснувший из-за туч.

Хоть трещиной грозит тебе судьба,
Листком опавшим душу бередит,
Но, поборов в себе самом раба,
Свечою яркой сердце возгорит.

Любовью цепи страха разорвав,
Ты на свободу вырвешься опять.
Златая одуванчика глава
Начнёт тебе торжественно кивать.

Построит вера вновь чудесный ряд,
В котором для тревоги места нет.
Ты будешь счастью несказанно рад,
Даря другим спасения секрет.

       Спадчына Багдановіча
                  (Санет)
Калі ў начное неба я гляджу,
Успамінаю «зорачку Венеру»
І ў цішыні аб чымсьці зноў маўчу,
А думкамі агортваю паперу.

Пад перастук мінорнага дажджу
Ў мову Багдановіча я веру
І пра яго нашчадкам раскажу,
Каб не ўзнялі над моваю сякеры.

Няхай жа ззяе зорачка Максіма
І беларусы не праходзяць міма
Той спадчыны, што ў кнігах ажывае.

Калі ты лічыш Беларусь радзімай,
Не стань для беларускасці магілай,
Бо наша мова родная – жывая.

       Тебя любить нельзя
А мне тебя любить нельзя –
Такая участь у поэта!
Звезды чужой, увы, не взять,
Не потеряв своей при этом.

Осколком задрожавших грёз
Покинут край пустых скитаний
Шальные страсти. Горьких слёз
Не будет в муках расставаний.

И одиночество печать
Мне на уста поставит гордо.
Как трудно вновь не замечать
Тебя и быть судьбе покорной.

       Всё возможно
Когда уйдёт последний пароход,
От пристани отчалив осторожно,
Душа опять в мажоре запоёт,
Решив, что в этом мире всё возможно.

И сквозь туман обидных слов пустых
Стремиться можно к радуге прощенья,
За горизонт надежды и мечты
Уйти, оставив прежние сомненья.

Под парусами веры вдаль плыву,
Хоть иногда штормит в морских просторах.
Желанный берег вижу наяву
И забываю о напрасных спорах.

       Не буду прыдумваць
Я не буду цябе прыдумваць,
Лепш згаджуся з такім, як ёсць.
Рэчаіснасці перакульваць
Не жадаю. Зноў маладосць

У вачах веснавых квітнее,
Срэбрам звонкім пяе абшар.
Горыч вуснаў тваіх мацнее,
Долу хіліць зямны цяжар.

Не магу я спрачацца з лёсам,
Не такім маляваўся свет.
У далёкіх тваіх нябёсах
Па-за планамі наш дуэт.

       Смерць
А смерць прыходзіць незнарок,
Як невымоўнасць чорнай ночы.
Жахліва ступіць на парог,
Слязьмі запаланіўшы вочы.

Бязлітаснасць – яе папрок –
Каменнем грудзі сцісне жорстка.
І развітання цяжкі змрок
Застыгне на жыцця пялёстках.

       Палон самоты
У самотным адчаі
Прачынаюся я.
Ты мяне прывячаеш
На ўскрайку быцця,

Прапануеш лагоду
Цёплых вуснаў сваіх.
А ці ж гэта свабода –
Быць заўсёды ўдваіх?

Заплятаюцца душы
Ў кахання вянок,
Толькі лёгка парушыць
Гэтай казкі выток.

Зноў прысутнасць атруціць
Ціхі бег маіх дзён.
Што абраць мне, пачуцці
Ці самоты палон?

       Да маёй Беларусі
Успамінамі сэрца сагрэць не бяруся,
Бо ў іх подыху кволым няма цеплыні.
Лепш паеду ізноў да сваёй Беларусі,
Да бацькоўскай зямлі, дзе мае карані.

У рамонкавы край, у жытнёвую роспач,
У валошкавых мар сінявокую плынь,
Дзе бярозка з хваінай прытуліцца побач,
Дзе хвіліны кахання павольна плылі.

Адагрэецца сэрца, калі я вярнуся,
У абдымкі пушчанскіх дубоў упаду,
Прыгарнуся душой да сваёй Беларусі:
Сілы дасць мне адолець і боль, і нуду.

       На крыльях веры
Поблёкли счастья витражи,
Страданий путь душе назначен.
Разбитой вазы не сложить.
Улыбку боль надёжно прячет.

Но в мрачном вихре бытия
Сверкнёт воскресшая надежда,
И ухвачусь за лучик я,
Забыв о горечи безбрежной.

На крыльях веры поднимусь
Над суетой продрогшей жизни,
И ровно станет биться пульс,
И удалится призрак тризны.

Любовью раны исцелив,
Души Господь коснётся нежно.
Его прощающий мотив
Вернёт счастливую безгрешность.

И обесцвеченный рассвет
Вдруг засияет с новой силой,
На все вопросы дав ответ.
Мне вера душу сохранила.

       Люстэрка
У сваім люстэрку
Я не бачу мар.
У тваім люстэрку
Ўжо мяне няма.

Іншая жанчына
Ў вочы зазірне.
Сумнай аблачынай
Шчасце прамільгне.

Недзе ў залюстроўе
Спыніць час хаду,
І з табою зноў я
Па жыцці пайду. 

       Не марнуй лёс
Калі зноў да цябе няўмольны час
Сугуччам успамінаў дакранецца,
І змрочна затрымціць на ветры сэрца,
І пахіснецца ўстойлівы абцас,

То не шкадуй таго, што ўжо прайшло.
Мінулым жыць – лёс марнаваць знямогай.
За даляглядам новае святло
Абвесціць спадзявання перамогу.

       А ты по-прежнему со мной
                                                     (Маме.)
Пусть кто-то скажет: «Умерла».
Но ветер шепчет вновь: «Неправда».
И, хоть пустым предстанет завтра,
Я буду ждать тебя с утра.

Ведь знаю, что придёшь ко мне
Неосторожным бликом солнца.
Я душу выверну до донца,
Чтоб встретиться с тобой в окне.

Войдёшь со мною в новый день,
Незримой стражницей воскреснув,
Дождём споёшь разлуки песню,
А радугою станет тень

Твоих молитв, что за меня
Неслись к престолу благодати.
Из этих радужных объятий
Не ускользнуть на склоне дня.

И даже ночь тебя вернёт,
Прорвавшись в сны тропою тайной.
И жизнь, и смерть – всё не случайно.
Но боль ведёт особый счёт…

Прочитано 1467 раз Последнее изменение Пятница, 26 Май 2017