- Всегда помните, дружище, книги - что инструменты, все зависит от того, как ими пользоваться.

Джералд Даррелл «Рози - моя родственница»


ek  вк  brest-kult  

VideoHosting 

Медведева Екатерина

Екатерина Медведева

    Екатерина Медведева родилась в 1980 году в Бресте, где и живет по сей день. Закончила 20-ю школу и филфак БрГУ им. А.С.Пушкина.
   Рассказы, сказки и стихи начала писать еще в школе. Публиковалась в Беларуси (газеты «Заря», «Брестский курьер», журналы «Неман», «Маладосць», «Новая Немига литературная»), в России (журнал «Химия и жизнь»), на Украине (журнал «Реальность фантастики»). 
   В 2009 вышла книга сказок “Стеклянное оловянное, деревянное” на Украине, в переводе на украинский язык. В 2015 вышла электронная книга “Разламашкі майстра Люфта” на белорусском языке.
   Лауреат международного литературного конкурса «Детский Портал - 2006» (Украина, Киев).  Лауреат белорусского республиканского литературного конкурса для молодых поэтов и прозаиков «Мы рождены для вдохновенья» в номинации «Малая проза» (2009). Финалист премии “Дебют” от белорусского ПЕН-центра (2016). Победитель литературного конкурса “Короткое детское произведение” от издательства “Настя и Никита” (2016).
    Член редколлегии журнала «Березка».   Ведет блог в живом журнале kisunika.livejournal.com



***
Я – начальная форма, я – инфинитив,
Изменяюсь по-разному в разном контексте.
При тебе улыбаюсь, пытаюсь шутить,
Потому что иной диалог неуместен.
Без тебя – замыкаюсь, как древний супин,
Что бесследно исчез. И со мной будет вскоре
То же самое. Повод для жизни один:
Мое чувство к тебе … наугад, априори…


***
Земляничные поляны. Тишина. Дыханье трав.
Солнце светит через листья, золотится старый лес.
Мы поссорились с тобою, от неясности устав.
Ты ушел тропой звериной, оглянулся – и исчез.  

Старый вяз и тонкий явор, бересклет и бузина.
Наперстянка и багульник, лютик и болиголов.
Ты устанешь и дорогу не отыщешь дотемна.
А потом начнешь пугаться звука собственных шагов.

Тихо сумерки крадутся, кошкой ластятся у ног.
Наступает время черных мотыльков и мятных тайн.
Я стою в траве по пояс, из вьюнка плету венок.
Мне не страшно, я здесь – дома. Ну а ты – не заплутай…


***
Я любовь принесла в починку.
Старый мастер взглянул сердито:
Что чинить, если тут разбита
Уникальная сердцевинка?
Да, я склею любовь, и морщинки
Придадут ей известный шарм.
Но скажите, нужна ли вам
Оболочка без сердцевинки? 

 

***
Для всех признавая право
На самоопределение,
Я не люблю дефиниций
Как точки, поставленной в теме.
Бессмысленно или здраво,
За год или за мгновение,
Хочу я определиться
Отдельно, а не со всеми.

Хочу быть вне классификаций,
Без признаков и атрибутов,
Боюсь быть к виду причисленной,
Понятной без слов, заранее.
Прошу вас не утруждаться:
Ни за день, ни за минуту,    
Ни в устной форме, ни в письменной
Мне не давать толкование.

 

***
Вновь одиночество. Долгие мили
Пусть будут тебе легки.
Ветер обвился вокруг шпиля
Как змейка вокруг руки
Хмель заползает на старые стены
Вода в реке зацвела.
Сонно гудит над цветком вербены
Коричневая пчела.                                     

 

***
Тихо зашлепает дождь по черепичной крыше.
Тряпичное сердце мое кто-то в утиль спишет,
и я без сердца пойду, легкая и пустая,
туда, где старый асфальт вереском зарастает.
В пыль искрошатся шаги, не создавая звука.
Кто-то, незримый мне, скажет – «а ну-ка, ну-ка»,
и год за годом с меня свалятся все взросленья,
и стану вовсе не я, а так, погремок весенний,
и голос мой зазвучит все монотонней и тише,
точно вечерний дождь – по черепичной крыше…


***
А у меня вот - ночь, с пятницы на четверг.
чашка, а в чашке чай. Правда, уже остыл.
Буквы совсем не пишутся, морды задрали вверх
и разлеглись, развесив с кисточками  хвосты.

Сердце слегка стучит. Руки слегка дрожат.
Я не зову тебя, чтоб в этот час ночной  
не потревожить сон плюшевых медвежат,
в тесном книжном шкафу лежащих вниз головой.

Снится им горечь трав, акаций прозрачный мед,
чаща и бурелом, зимний дремучий снег.
Плюшевые ручьи – лап не промочишь – вброд
можно переходить в плюшевом мягком сне. 

Комната. Пыль и тень. Лучшая из берлог.
Здесь хорошо вдвоем сны медвежьи смотреть.
Здесь хорошо вдвоем. Слышишь?  Выдох и вдох.
В тесном книжном шкафу тихо сопит медведь.       

 

***
Изучая вокзалы чужих городов, полустертые карты читая,
ты однажды и мой переступишь порог, и начнется привычный сюжет:
кинешь на пол рюкзак, кошке лапу пожмешь, согласишься на чашечку чая
и расскажешь про старый потрепанный мир, над которым хозяина нет.

Без призора холмы, без пригляда ручьи, и поля зарастают камнями,
и луну протереть бы слегка рукавом, чтобы тусклой такой не была.
Поспеши, не сиди, нужно много успеть, волглый ветер гремит флюгерами,
мир открыт нараспашку, и мне ли не знать - у тебя в этом мире дела.

Ты б и рад погостить, но дороги зовут, а ракушки выходят из моды.
Всякий дом – это молью поеденный быт, в прятки с жизнью проигранный кон.
Лишь в пути можно счастливу быть, а не здесь, среди примусов и сковородок,
и пора б мне стряхнуть нафталин и уйти за тобой, далеко-далеко.

Только знаешь, у нас, у улиток, своя известковая тихая правда.
Ведь кому-то и путников надо встречать, чай настаивать мятный со льдом.
Ты на слезы мои не смотри, уходи, раз тебе, беспокойному, надо.
А в окне я и кошка махнем тебе вслед кто платком, кто пушистым хвостом.


***
О любви и о лете, о липовом цвете,
о болотном тусклом огне
расскажи, пока фонари не светят.
Тихо. Шепотом. Только мне.

Голос твой – зачарованный темный омут
и прозрачный, тягучий мед.
Я тону в тебе, откровенно, сонно.  
Я сдаюсь без боя. Открыв кингстоны,
мой кораблик на дно идёт.

Заплетаются мысли травой-камнеломкой
и душистым горошком. Что ж.
Прошлый опыт, как промокашка, скомкан.
Пусть живу бесцельно, зову негромко –
ты услышишь, и ты придешь.

Будет вечер - солнцем залитый, длинный,
остановка на полпути…
Сердце, яблоком спелым, на две половины
разломи – и меня угости.


***
Я – камушек в твоей ладони.
Подбрасывай, потом лови.
Упрямый, ты не сразу понял,
что не прошу твоей любви.

Любить до хрипоты, до дрожи -
поверь, теперь не твой черед.
Погладить кошку каждый может,
не каждый в дом ее возьмёт.

А ты влюбился, вот досада.
Ты умираешь от тоски.
И я сама уже не рада,
но мне не надо, нет, не надо
твоей протянутой руки.


***
Дождь. Открытое окно. Веточка люцерны.    
Канул в сумерки мой дом, до утра притих.
Безымянные стихи – пара строчек нервных
о любви и тишине. Сколько уж таких.

Сколько зерен в колоске, линий на ладони,
сколько раз терялся след в золотой пыли.    
Безымянные стихи – для того, кто помнит  
все мгновенья, что еще не произошли.

Одиночества узор черной ниткой вышит.
Как в шкатулке под замком, чувства взаперти.    
Безымянные стихи - для того, кто слышит
все слова, что я боюсь вслух произнести.

Капли шлепают в стекло – точка, запятая.
Пунктуации дождя нормы не важны.
Безымянные стихи - для того, кто знает
этой ночью все мои завтрашние сны.

Я закрою два цветка в томике сонетов,
пусть смешаются внутри грусть и аромат.
Безымянные стихи…  Верная примета:
кто не спрятался – влюблен. И не виноват.

Прочитано 385 раз Последнее изменение Среда, 29 Март 2017