ek  вк  brest-kult  

VideoHosting 

Шадуя Марина Александровна

  Шадуя Марина Александровна. Родилась 27 декабря 1970 года в очень красивой деревне с чудесным названием Городечно, что находится в Пружанском районе. С 1987 года проживаю в Бресте. Замужем. Есть двое детей-дочка Ольга и сын Артем.
Пишу стихи. Это некая отдушина, кусочек души, своего рода мировоззрение или мироощущение ( если хотите), но не автобиография..
А дальше идут сплошные "не":
"Не номинировалась"
"Не издавалась"
"Не побеждала" 
Есть страничка на Стихи. ру. https://www.stihi.ru/avtor/shadyia
Всех, кому интересно, жду в гости.
С улыбкой из Бреста Марина

      Нотами нежности

Нотами нежности с кончиков пальцев
взмыла мелодия... Небо встречай...
Сердце зажмурилось, стало казаться —
чувства, как птицы, отбившись от стай,

днем опустились на тонкие ветки
(думы-деревья качают их в такт)
ночью, решив, что им гнезда как клетки,
ринулись ввысь... И гроза им пустяк.

Всё в том полете почти гениально,
и так загадочно — не разгадать...
Нотами нежности лечим реальность,
лаской снимая запретов печать.

      Обнажённые чувства

В сигаретном дыму, на ночных сквозняках
Обнажённые чувства с мечтою шептались,
Голос чувств тех дрожал и на всех языках
Их понятен посыл — смесь любви и печали...

Им мечта отвечала, хлебнув коньяка,
Про терпенье и время, что точно помогут,
Отыскать у судьбы адресат должника,
А она, хоть сегодня готова в дорогу...

Обнаженные чувства сумели смолчать,
(Им хотелось кричать, рвать на теле рубаху,—
Как мечте объяснить, что для них благодать,
За мгновенье любви лечь сегодня на плаху...)

Только чтобы сейчас — а не где-то потом —
Чтоб не ждать, не искать, не грустить молчаливо...
Обнаженные чувства холодным ножом
Рассекали нарыв, удаляя стыдливость...

         Пазлы

Пытаюсь опять по памяти
из пазлов вчерашней радости
сложить день не мною прожитый, иль мной, но совсем не так...
Но что-то безбожно путаю,
меняя мечты маршрутами.
И взлеты все, как падения... А думалось, что пустяк,
раскрасить рукою смелою
холст жизни. А вишня зрелая
пьянить будет, словно школьницу, и страсти давать урок.
Но пальцы дрожат до одури...
И мысли мои, как лодыри,
погрязли в своем безделии. А значит, какой с них прок.
Все пазлы лежат разбросаны...
Жизнь вновь извела вопросами...
А я, как сосулька талая стекаю на белый лист,
где нет ни стиха, ни повести,
одни только муки совести.
Их ластик подчистит бережно, чтоб лист оказался чист.

       Шла женщина с улыбкой на лице


А дождик моросил и было сыро,
И кутались прохожие в пальто,
Но что то важное происходило,
Хотя мы все не понимали – что?..

Скулил щенок, бранил детей прохожий,
О чём-то громко говорил старик.
И вдруг наш мир на сказку стал похожий,
Я даже точно помню этот миг.

С большим букетом из кленовых листьев
Шла женщина с улыбкой на лице.
Была улыбка та достойна кисти
Художника в каком-нибудь дворце.

А глянешь, так совсем не молодая,
Но разве это важно, - сколько лет?
Она была счастливая такая,
Как будто от весны несла привет!

И перестал детей бранить прохожий,
И улыбнулся искренне старик.
И улыбнулся день всем непогожий,
Пусть ненадолго, пусть всего на миг.

       Старик на скамейке

Старик на скамейке одной рукой гладил котенка,
Другой комкал пачку с неброским названием Прима.
В глазах затаилась обида большого ребенка,
Что жизнь пролетела так быстро, и, кажется, мимо:

Он с бабкой своею полжизни бездумно проспорил
(Котов развела, как коров, почти целое стадо –
Вон двое в сенях, ещё трое сидят на заборе –
Да им молока полведра одного только надо).

А бабка вздыхала, и что-то шептала про радость,
Про то, что коты, вместо фельдшера ноги ей лечат...
Дед сказкам не верил, его разбирала досада.
Всё время казалось, что спор этот будет их вечен.

Но бабки не стало четвертого дня пополудни.
Соседки, как водится, ночку молитвы читали.
Потом схоронили... А нынче котенок приблудный
Мурлыкал тихонько, и прочь уходили печали...

Немного легчало, а мысли бежали по кругу.
Старик говорил, словно бабка могла его слышать:
"Я буду кормить их, Гануля. Ты веришь мне? БУДУ."
А птицы клевали созревшие ягоды вишен...

       Красным маком...

Красным маком
                в поле чистом
                            на ветру стою.
И колышет он со свистом
                            долюшку мою.
Пересуды, разговоры
                        ливнем по спине...
Может, то судьбы укоры
                       (знать бы точно мне).
 
Сплетни, склоки
                мелким градом
                             снова по хребту.
Зря видать  
                шепчу молитву...
                            Или все ж не ту?
Пусть танцуют лепесточки
                            чудо пируэт
Я, пока не ставлю точку,
                            ибо жду рассвет...
                    
        Старушка

Давно покосились у домика ставни,
И дождик стучит по окошку тоскливо.
И то , что казалось когда-то ей главным,
Смотрелось сейчас как-то скудно, уныло:

У яблонь слетают продрогшие листья
И вишня стоит абсолютно нагая,
И даже скамейка здесь смотрится лишней,
А все потому, что скамейка пустая...

Кому нужен сад, где не бегают дети ?
Воронам и тем здесь сегодня тоскливо...
Из всех развлечений лишь дождик да ветер,
(ах как же она раньше сад свой любила)…

Но дети забыли к старушке дорогу 
(Иные теперь их приветствуют дали ).
И молится тихо она за них Богу...
А вы, той старушки детей не видали?

       ***

Мужчина просто смотрел на звезды
и пил вино...
Мечтать о большем казалось поздно,
но все равно
дым сигареты на фоне неба
писал портрет 
девчонки странной, лицо в веснушках -
милее нет....

Та улыбалась совсем невинно,
как в первый раз —
звездою яркой во тьме светили 
чертята глаз.
Её веснушки его манили,
как млечный путь.
Вот если б раньше... вот если б время
назад вернуть...

Дым сигареты, дрожа, растаял -
на то и дым.
Вино горчило. Стаканчик водки
необходим...
Крошилась память, как ломтик хлеба, 
под ноги тем,
кто в этой жизни, рванув в забеге,
жизнь проглядел...

       ***

Её Новый год — эта комната и диван,
да пять апельсинов, лежащих на белом блюде...
В руках только пульт, и мелькает опять экран,
там праздник у всех (ну и пусть веселятся люди)...

Её Дед Мороз потерялся давным-давно.
Видать заплутал в городских лабиринтах улиц.
Его не найти.... Жизнь, увы, совсем не кино.
Счастливые дни невзначай стороной промелькнули...

Она не грустит... просто радость не "через край",
Желания нет до дури от горя напиться.
Давно всё равно — январь за окном или май...
Зачем же мечтать, когда тебе "даже не тридцать"?

Её Новый год — эта комната и диван,
нет запаха ели, но в полночь пробьют куранты,
и мысль промелькнет: " А может схватить чемодан,
забрать апельсины и в новую жизнь за грантом?.."

       ***
                      Мужу. Вместо извинения за недовязанный свитер.

Из ткани не умею... Сошью тебе из счастья
Пальтишко понадежней... чтоб с радостью носил.
В твоей всегда чтоб жизни... ты чувствовал объятья,
И это придавало... тебе любви и сил.

Из ниток не умею... Свяжу тебе из ласки
Я свитер потеплее...  твою чтоб душу грел.
Как люрексом, в придачу... его приправлю страстью,
Чтоб ты его, любимый... снимать не захотел.

Я кистью не умею... Но напишу любовью
Картину нашей жизни... на сказочном холсте.
С судьбою я не спорю... Я ей не прекословлю,
Но каждый раз, как первый, "люблю " шепчу тебе.

       Ноябрь седеет на глазах

Ноябрь седеет на глазах
(с утра заметней).
Белеет иней на кустах...
Киоск газетный
за ночь до досочки продрог,
поблек маленько...
Как испытание для ног
теперь ступенька.
Ещё виднеется вода
по центру лужи,
но всё же кромка изо льда -
предвестник стужи...
И даже полдень пеленой
сплошной задёрнут.
Бредёт ноябрь совсем хмельной,
дорогой чёрной...
А где-то там, в конце пути
снега белеют...
Там даже ветер приутих,
сродни лакею
прислуживать тому готов,
кто правит балом...
Вновь отворил зиме засов
ноябрь усталый...

       Снова под дождь попала

Снова под дождь попала. Молча глаза закрыла.
Так нас целует небо, дарит свою нам силу.
Чтоб не сорваться в пропасть, нужно на миг представить:
Небо, дождем лаская, напрочь стирает память,
Смоет водой обиды, чистыми станут души.
Холодно. Я продрогла, только ничуть не трушу.
Небо подарит радость, капли — её крупицы.
Лодочкой две ладошки — счастья хочу напиться...

      Я все письма к тебе

Я все письма к тебе оставляю у лета в кармашке,
Там, на старенькой даче, где солнце целует цветы.
Я войду в свой сентябрь в рваных джинсах и старой рубашке,
За плечами оставив шумящий камыш клеветы ...

Я не буду роптать на то чудо, что там не случилось.
(Это лето уже никогда не согреет теплом).
Я в своем сентябре даже дождь принимаю, как милость,
И безмолвно по лужам бреду с не открытым зонтом.

Где-то снова звучит, переборы меняя, гитара.
Людям сложно понять тех, кто кажется им нелюдим.
Для кого-то сентябрь - это время заполнить амбары.
Для меня – осознать, что не любишь, но мною любим...

       А человек стоял, смотрел в окно...

А человек стоял, смотрел в окно
На зимний город, с тусклыми огнями,
На серые дома под облаками...
И видел чёрно-белое кино,
Где почему-то отключили звук,
Забрав оттенки радости и грусти.
Где холод нас не скоро всех отпустит.
И не понятно кто там враг, кто друг.
Но он с надеждой вглядывался вдаль
И ждал, когда разгонит ветер тучи ...
Со звездами ведь наше небо лучше
А туч ему нисколечко не жаль.


       ***

Ты не думай, что напрасно
солнце рисовало красным
клёна лист...
У него так много красок,
только есть закон негласный,
чтобы клёны все вдоль трассы
вдруг зажглись.

Побалует бабьим летом,
разношёрстностью сюжетов,
и на спад...
Позабыв про этикеты
оставляет парк раздетым,
не злорадствуя при этом,
листопад.

Осень, шлёпая по лужам,
словно ищет себе мужа
во хмелю...
И тоской мечты латая,
в окружении пьянчужек
на погосте проклинает
жизнь свою.

       Ты мое НЕБО!!!

Ты мое небо — волшебное и бездонное.
Звездами мысли скользят осторожно вниз.
Я их ловлю потихоньку руками-волнами.
Я — твое море, волнующее, как жизнь.

Ты мое небо — то солнечное, то хмурое.
Предугадать нельзя... Впрочем, зачем гадать?
Ты отражаешься в водах моих... Ликую я —
быть твоим морем — это ли не благодать...

Ты мое небо — безбрежное и манящее,
Примем как данность, её нам не изменить.
Я твоё море, капризное и пьянящее.
Стала прочней любви нашей тонкая нить.

       Стервоза-осень

Стервоза-осень, видно, охмелев,
колотит в окна серыми дождями.
Ей невдомек, что это просто блеф.
Иссяк ноябрь... И тёмными дворами
идёт зима... Буянь тут, не буянь,
придётся приструнить свой нрав горячий...
А нынче по округе лихо брань
разносят галки... Так или иначе
господствуя, нам лужи раздаёт,
рваньё роняя прямо на дороги,
ночами превращая в гололёд,
тестируя на ловкость наши ноги.
И куролесит из последних сил,
в конвульсиях нам молнии швыряя...
Знать, завтра-послезавтра свой настил
подбросит нам хозяюшка другая...

       ***

Сто тысяч других: " Ты лучшая"
отдам за твоё: "Хорошая".
Но небо моё всё тучами
простёгано, оторочено...
 

И падают строки ливнями
на всех, кто с косыми взглядами...
А помнится, были длинными
полосками нежной радуги...

       А хочешь, расскажу о сентябре?

А хочешь, расскажу о сентябре,
том сентябре, что в мыслях я рисую?
В заиндевелом хрупком серебре
осенних луж, как будто бы красуясь

среди зеркал, танцуют звёзды твист.
А на реке камыш качает ветер.
Взлетев над парком желто-красный лист,
теряется в забыто-рыжем цвете...

Там бабье лето носит под полой
покой, тепло, и призрак постоянства...
А дворники волшебною метлой
причесывают осени убранство.

Усталый дождик, старчески вздохнув,
вдруг загрустит тихонечко о лете,
и, погрузившись в ностальгию чувств,
уснет с улыбкой прямо на рассвете...

И всем лихим прогнозам вопреки,
как школьница, дождю тому я верю...
И вовсе мы с тобой не старики:
к нам просто мудрость постучалась в двери.

Пусть я художник, в общем, никакой.
Ты на расплывчатость картин не сетуй...
Лишь для тебя продрогшею рукой
в сентябрь вплетаю паутинкой лето.

       Мёртвый город
Город Припять "умер" 26 апреля 1986 года .
Он «прожил» всего 16 лет.

В мёртвом городе птиц заменили летучие мыши.
Нет людей, но их тени устало бредут в никуда,
Здесь не слышно шагов, а вой ветра всё выше и выше
И зловеще гудят ему в такт по ночам провода...

На брусчатку упало перо непонятно откуда,
Может ветер принёс, может бесы ночные шалят...
В мёртвом городе некому верить в забытое чудо -
заколочены двери в когда-то гудевший театр...

День за днем солнце снова упрямо скользит по бульварам,
Отражается в окнах, кидая косые лучи
И, наивным щенком, зализать всё пытается раны
Тому городу, что молчаливою болью кричит.

Город умер и птиц заменили летучие мыши,
Нет в нём больше цветов. Вдоль дороги растут лопухи.
А в ночи злиться ветер, цепляясь за серые крыши,
Да стоит саркофаг, словно откуп за наши грехи.

       Голая правда...

Голая правда —
старуха уставшая
в двери стучала
руками продрогшими
Двери закрыты
засовами. Ставни же
окна прикрыли
к душе лжепророками.

Голая правда
с глазами потухшими
словно ребёнок,
которого предали,
крикнуть пыталась,
да губы не слушали...
Вот и сроднилась
она с горе-бедами.

Голая правда
искала пристанище...
Только "везло" ей
всегда с одиночеством
Вот от того-то
как в старом предании
стали сбываться
лишь злые пророчества.

Голая правда
всегда неприкаянна
и с нами рядом
идет чуть заметная.
Нам бы, блуждая
в минуты отчаянья,
к ней прикоснутся —
душа станет светлая.

       Сломанной игрушкой...

Сломанной игрушкой в уголок швырнули
Нежность, что годами согревала их.
Там она пылилась... Так совсем без пули –
Расстреляли счастье, одно на двоих...

А потом гадали, спорили до дури,
Что так изменило их житьё-бытьё.
И вздыхала Нежность в уголке, на стуле.
И шептала с грустью: "Каждому своё"
А кричать хотелось: "Обними её…"

       Одуванчик

Эта жизнь всё сама по местам непременно расставит,
Тут гадай - не гадай, всё равно нас исход удивит.
Наши чувства порой – одуванчик у ветра в опале:
Беззащитен до боли. Спасает одно - плодовит.

Знаю, он прорастёт, сколько б люди его не топтали,
Жёлтым солнышком нам разукрасит обыденность дней...
Пусть не все нас поймут (это просто, мой милый, детали).
Пух взлетит над землёй... Что скажи в этом мире нежней?

Мне неведом маршрут... Одуванчик, я верю, поможет.
Наши души с тобой в некий узел связались давно.
Кто-то скажет, что шанс нашей встречи безумно ничтожен...
Продолжаем идти! Нам другого уже не дано...

Зацепились случайно взглядами

Зацепились случайно взглядами
В узелок завязались мыслями.
Отчего, почему? А надо ли
Объяснять прописные истины-

Что мечты у них очень схожие,
Одиночества в сердце птахою,
И тропинки уже исхожены,
Где тоска постоянной свахою....

Но шутили они неистово,
Обходили углы все острые...
Были звуки мелодий чистые,
Звезды в небе единой россыпью...

Зацепились случайно взглядами-
Эка невидаль, так, безделица...
Радость падает водопадами
Прямо в душу, а им не верится...
                                               июль 2016

Ты позволь отогреть тебе душу

Я хочу заглянуть тебе в душу.
Отогреть там её, приласкать.
Ничего там внутри не разрушу: 
Помогу чуть повыше летать...
Ты позволь отогреть твою душу...

Я хочу прикоснуться лишь взглядом
К жилке той, что воробышком бьётся...
Мне в ответ ничего ведь не надо -
Пусть со мной твоя боль остаётся...
Ты позволь прикоснуться лишь взглядом…

И с сердечка хочу осторожно 
По одной я стряхнуть все печали...
Ты поверь мне, ведь это не сложно,
Чтоб они вовсе не докучали.
Ты позволь их стряхнуть осторожно...

Я хочу расписать твои сны 
Акварелью небесного цвета,
Нежной краской влюбленной весны.,
Яркой краскою теплого лета...
Ты позволь расписать твои сны...

март 2015


Сегодня говорила с Тишиной

Сегодня говорила с Тишиной...
Мы сели в кресла, друг напротив друга,
Она делилась мудростью со мной.
А Тишина ... отличная подруга!

Она умеет не перебивать!!!
Умеет слушать и не прекословить!
Умеет очень тонко понимать 
И очень бережно умеет спорить.

Я говорила час, а может, два,
Но Тишина меня не торопила,
Рассказа с интересом всё ждала
И душу робким взглядом бередила.

Сегодня говорила с Тишиной...
Звонок раздался. В дом ворвались люди...
Но я-то знаю, что теперь со мной 
Одной подружкой точно больше будет.
                                                   17 01.2015

Одиночество

Однажды вдруг решив: "Я им не нужен."
Сказал: "Они мне тоже не нужны..."
И пригласив Печаль к себе, на ужин.
Зашторил окна. (Он не ждет весны)

Тоска-печаль всю душу измотала.
В ночи лежал он, не сомкнув очей...
Да и друзей по жизни было мало...
Ножом тупым колола мысль о ней...

Душа металась, маялась, болела.
Он пил вино с Печалью на двоих.
Тоска ему толь плакала, толь пела,
Но Пустота пришла — и голос стих.

Печаль ушла, забрав с собой Надежду... 
(пускай разбитой, но она была)
Теперь же, словно в холод без одежды,
И в небе отстрелили два крыла.

Как тучи мрачные, свисали шторы, 
Не пропуская солнечных лучей.
И Пустота, защелкнув все затворы,
Забросила во тьму ключ от дверей...

Мрак, Тишина сплелись в клубок единый.
(Других не ждали больше здесь гостей).
И он забыл, что раньше был любимым,
Тьма поглотила помыслы о ней...

И вот однажды штора оборвалась,
Дом залил яркий, тёплый солнца свет...
Так робко к нему Радость постучалась. 
Но впустит ли? - Неведом мне ответ...

                                                      октябрь 2015

Вся нежность

Вся нежность... на кончиках пальцев.
Вся ласка... по краешку взгляда.
Судьбу вышиваем на пяльцах 
по-разному... Видно, так надо.

А красною нитью - разлуки 
и солнечно-желтою - встречи...
И помнят касания руки,
И сердцу от этого легче...

А где-то на краешке неба 
С мечтой перепутались мысли,
Как сон (то ли был, то ли не был) 
И хрупкой надеждой зависли...

Судьбу вышиваем на пяльцах, 
Вплетая любви робко нити...
Вся нежность на кончиках пальцев, 
Вся ласка во взгляде... Ловите!

                                                   сентябрь 2015

 

Нам бы в неба синь…

Нам бы в неба синь ясным соколом -
кружим мошками, да над падалью....
Горе счастье однажды прокляло -
заслужить его вновь нам надобно.
 
Нам бы воздуха глотнуть чистого,
но привыкли мы к смраду, копоти...
В души солнышка нам лучистого,
но попали мы в мрака лопасти...
 
Нам бы правду всю громко высказать -
по привычке же пресмыкаемся.
Только верим мы всё неистовей,
что однажды всё поменяется:
 
и мечты опять станут птицами,
правда-матушка - песней звонкою...
Со счастливыми жить бы лицами,
да от страха жизнь снова комкаем..

Наиграй мне мелодию рек

Наиграй мне мелодию рек,
убегающих в море,
а сюитой попробуй согреть
пожелтевший листок.
Ты вложи в звуки рока
все скорби людские и горе...
Но оставь для фантазий моих
в полкуплета вальсок...

Нарисуй мне тропинку во ржи
васильками и маком,
нарисуй тишину, что собой
наполняет рассвет.
В небе птицы полёт нарисуй,
и при этом, однако,
для фантазий моих там оставь
яркой радугой след...

И тогда я тебе расскажу,
как колышется радость
первоцветом на поле, забыв
про отмеренный срок...
Я пытаюсь писать о любви -
ты смакуй её сладость...
А подробности, милый, ищи
где-то там, между строк...

Нам ветер играет соло

Нам ветер играет соло
на струнах души озябшей-
прерывисто, виртуозно
до самых высоких нот...
Готовы сорваться в пропасть,
но снова кораблик бумажный
нам кажется тем фрегатом,
что радость любви несёт...
  
Мечтою укутав плечи,
мы снова беспечной птицей
стремимся к нему навстречу,
забыв про опасность вод...
Лишь с верой в свою удачу
нам проще с ветрами биться...
Но только самых отважных
победа в бою том ждёт.

В окне напротив

В окне напротив жена чужая
Готовит ужин почти танцуя,
Её улыбка светло играя,
Меня коснулась. Стою, ревную...

Мужчина нежно целует в щёку,
Она смеется и что-то шепчет...
Смотрю устало, мне одиноко -
Сжимаю чувства в кулак покрепче.

Мой город тихо укутал вечер,
Поет мне песню в сплошном миноре.
В моей квартире гуляет ветер,
Тасуя ловко тоску да горе...

Пока был молод, хотелось вечно
Лететь навстречу шальной удаче...
Успеть бы первым... без брода в речку...
(Семья - довесок, дана в придачу).

В окне напротив чужое счастье
Тревожит память, щекочет раны...
Мелькают тени, у них во власти
Блуждают мысли давно не званы:

Как кадры фильма - твоя улыбка,
Сынишка славный, и попугаи...
Минуты счастья картинкой зыбкой...
Сейчас вернуть бы... Смогу? Едва ли…

Я тебе расскажу

Я тебе расскажу ... не сегодня,
а спустя две, три тысячи лет,
как под ноги мои прошлогодний
падал снег, покрывая букет
ярких красок цветущего лета...
И, совсем красоту не щадя, 
он морозил хмельные рассветы
по лугам и пригоркам скользя...

Разлетевшись на сотни осколков,
мертвой птицею падали вниз
мои звезды... Стыдливо умолкло
опустевшее небо. "Держись"-
еле слышно шепнул встречный ветер
и свернул (дальше не по пути).
Я стояла одна в целом свете
и не знала, куда мне идти...

Я тебе расскажу (жаль, что поздно)…
И тогда, вдруг очнувшись, поймешь -
это ты расколол в небе звезды!
Это ты обернул снегом дождь...

Твое «Прости» похоже на «Прощай»

Твое "Прости" похоже на "Прощай",
А мне, ты знаешь, жалости не надо...
Бывает, что цветущий, яркий май
Вдруг обернется ранним листопадом...

Мне думалось, что лето впереди,
Душа успеет в ласке отогреться...
Вот прозвучало тихое "Прости",
И защемило без надежды сердце.

Танцует тихо дождик за окном
И где-то в небе шепчут сказки звезды...
Им кажется, что мы с тобой вдвоем,
Что все вернуть назад еще не поздно...

"Прости", “Прощай" - чего теперь гадать.
Слова упали и исчезли где-то...
Исписана еще одна тетрадь...
Но есть надежда - будет Бабье лето..

Я хочу улыбнуться вам первой

Говорят, кто смеется последним,
У того в жизни счастья прибудет...
А наткнувшись на пятак медный
Золотой ищут умные люди.

Улыбнулась!!! Не надо мне денег.
Я давно не ищу виноватых 
В этом мире, где каждый бездельник
Мнит себе, что ума в нём палата...
 
Не стремлюсь я смеяться последней,
(С этим смехом легко промахнуться).
Мне б успеть улыбнуться вам первой
И уснуть, и счастливой проснуться... 

 

Прочитано 3578 раз Последнее изменение Понедельник, 23 Июль 2018

Сейчас 212 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

© 2018 Государственное учреждение культуры "Брестская центральная городская библиотека им. А.С. Пушкина". Все права защищены.