Мировая культура — это стена перед войной, сложенная из великих книг.

Евгений Евтушенко


ek  вк  brest-kult  

VideoHosting 

Высоцкая Лилия

Высоцкая Е.В.   
   
Лилия  Евгеньевна Высоцкая. Живу в Бресте. В 1979 году окончила филологический факультет Брестского  пединститута. Работала в школе, детском саду. Очень люблю путешествовать,  стараюсь радоваться  каждому  мгновению своей  жизни... и  немножко   пишу.

  

 



***

Премьера лета. Очередь за квасом.
Жара с утра совсем от рук отбилась.
А мне шагнуть бы прямо в осень сразу,
где ждут меня дождливые чернила.
Где навевает грусть  
пустой почтовый ящик.
Шлепок окна,
раскрывшегося кстати…
Чтоб рассмотреть
среди прохожих частых,
как улыбается
старинный мой
приятель.
 

***

Отбросить все стереотипы.
И стать счастливой. Просто быть.
Забыть все горести и всхлипы.
Судьбы закрученную нить.
Перелистать гербарий встречи.
И выбрать редкий экземпляр.
Чтоб добротой был бесконечен,
как бесконечен океан…
Не гнаться за лицом картинным.
А выбрать душу всех широт…
И оставаться с тем любимым.
Пока продолжен жизни счёт.
Июньский дождь. И лужи слякоть.
Принять с достоинством утрат…
Незаменимых дней.  И плакать
слезой... бриллиантовых карат…

 

***

Как много мы людей не встретим.
Не скажем им, о чём хотелось.
И в одиночестве на ветер
мы бросим слов последних мелочь…
Как много в жизни мы пропустим.
И не узнаем совершенно
В чужих глазах фатальной грусти
невыносимое блаженство.

 

***

На всякий пожарный – давай будем вместе
на небо ночное смотреть и созвездья…

Держаться за руки, как малые дети –
на всякий пожарный, чтоб старость не встретить…

Давай помечтаем о Риме, Мадриде –
на всякий пожарный, чтоб это увидеть…

Давай заведём себе кошку, собаку –
на всякий пожарный, чтоб не было рака…

Давай будем жить, не страшась одиночеств…
На всякий пожарный – люби меня очень.

 

***

Ночь. Луна в большом пространстве.
Как затерянная роль.
Огорчает постоянством
эта вычурная боль…
Одиночество фальцетом
разрывает души звезд…
Им бы только больше света –
и не будет звёздных слёз.
Всех созвездий выход слажен.
Отрешённость. Время враг.
И слетает Ангел даже
посмотреть ночной
спектакль.

 

***

Начинайте утро с тишины…
Сна, рассыпанного на подушке.
С птицы счастья, вспорхнутой с руки.
Со слова нежного, нашёптанного в ушко.
С чашек кофе, греющих теплом
наши руки в сомкнутых ладошках.
Начинайте утро, а потом…
Причешите
настроение
расчёской…

 

***

За глаза мы любим лето
цвета спелых васильков.
Босоногие секреты
прячут ключ в тайник дворов…
Страшно хочется увидеть
хоть бы в прорезь детских глаз,
как ласкает ветер ситец
платья-клёш под тихий джаз.
Так и хочется пошлёпать
в теплой луже босиком.
И влюбиться в стройный тополь
ото всех ребят тайком…
Так и хочется потрогать
ключ заветный от дверей,
где девчонкой-недотрогой
была я, а ты – смелей.
Луч играет по перилам.
На ступеньки бросит взгляд.
Обними меня, мой милый,
так, как много лет назад…
Дежавю сегодня значит
очень много для меня.
Грустно смотрит мне  
вслед мальчик
с позапрошлого двора…
Лето так и не узнает
наших тайн в расцвете мук…
Я в ладони прижимаю
ключ от будущих разлук…

 

***

В дырявом небе нет портного,
кто бы искусно залатал
прорехи счастья золотого
и одиночества портал…
Все мастера забыты Богом.
А подмастерьям – нет вины
испортить всё или заштопать,
вдевая в ушко нить судьбы.
Так значит, будут падать звезды.
И дождь верёвки вить с небес…
А мастера чуть-чуть попозже
исправят всё в один присест. 

 

***

Расправить крылья тишины
и умолять ее молчанье
парить над бездной суеты,
не сбив привычного дыханья…
Слова – затертый инструмент
вобрал в себя всей жизни сущность.
Но иногда словам взамен
мы что-то важное пропусим…
Давайте лучше помолчим.
Ведь в глубине молчанья живы
Петрарка... Бродский... Чехов… Грин…
И их бессмертные мотивы.

 

***

Умытая дождём трава
ликует с детской простотою.
И зелень, бьющая в глаза,
перевернёт всю жизнь весною.
Весь мир природы многолик.
Трепещет нежностью и светом.
Переливаясь, солнца блик
макушку трогает берета.
И в окнах, вымытых до скрипа,
сияет искренняя блажь –
обнять раскидистую липу
и постоять минут так пять…
И время кажется примятым,
меняя крылышки одежд.
А на ладони листик мяты –
благоуханен, чист и свеж.

 

***

В небе дырочки от звёзд
поцелует ветер.
А меня за морем слёз
люди не заметят.
Только белые стихи
выплеснут бумаге
крик отчаянной души –
весь в солёной влаге…

Брошен кот. Заброшен сад.
Книга. Память. Дом. Порядок.
Возвращаемся назад,
чтобы горечь пить,
как сладость.
И черпаем в прошлом боль
чашей выпитого горя…
Сад цветёт. И кот со мной.
Книга. Память. Та же доля.

 

***

Подошвы ног дороги прячут
в песках зыбучих и   траве.
И путешествие на завтрак –
на блюде подано уже.
Бездомных граней расстоянья.
И горизонт веревкой лёг,
чтоб изменить мировозданье
моей души на знаке – STOP.
Густеет космос звёздной выси,
и вечный зов откроет смысл –
что путешествие превыше,
чем домоседа просто жизнь.
И я лечу навстречу ветру,
сбивая пыль с лица дорог…
И оставляю своё сердце
в конце... как грустный
эпилог...

 

***

Наша жизнь – перелетная птица
с опереньем свободной расцветки.
То взмывает в небе зарницей.
То садится на нижнюю ветку.
В каждом перышке – взмахи желаний.
И судьбы непростые разметки…
То приносит синицу в кармане.
То фатальную чёрную метку.
И парит нашей жизни частица
лёгким перышке в облаке дальнем.
А бывает раненой птицей
и на землю
падает
камнем…


***

К несчастью, мы с тобой не вместе.
И к счастью, может быть, с другими.
В мечтах –  разлуки интересней.
И все пути преодолимы.
Душа безмолвно шепчет клятвы –
хранить тебя своим секретом…
Со своей судьбой играем в прятки,
по-детски радуясь при этом.
А лето грустно протекает –
немой свидетель наших планов
Невстреча –  встречей не бывает.
Невстреча – просто пропасть раны.

 

***

В моей душе живет бродяга.
Он босоногий. Без вещей.
В льняной котомке – хлеб и фляга.
Удачи горсть. Тепло друзей.
Ему живётся там неплохо.
Всегда свободен, как порыв.
Открытый мир – его дорога,
ведь домоседом он не был.
Ему не нужно славы, денег.
Излишеств, празднеств и пиров.
Свою ветровку он наденет.
Махнет рукой –  и будь здоров…
И время будет течь рекою,
горами, степью... Новый дом
себе из веток он построит
под зеленеющим шатром.
Но всё хорошее не вечно.
И истончается запас…
И этот день.  И этот вечер
звездой летящею погас…
Отведав плод далеких странствий,
он всё ж вернётся на порог.
Чтоб залечить подошв раны.
И залатать льняной мешок.

 

***

Ты никогда не одинок.
С тобой – слова.  Тетрадь. И книги.
Пол. Стены. Белый потолок.
Цветок в горшке. И солнца блики.
В окне –  знакомый милый двор.
Деревья. Птицы. Дети. Кошка.
Трамвай. Покрашенный забор.
Ромашки. Бабочка. Дорожка.
Глаза научатся смотреть.
Вокруг себя так много чуда
простых вещей. Сейчас и впредь –
зелёный ветер ниоткуда
нам принесёт живую весть,
что одиночество черствеет –
лишь стоит только захотеть
и распахнуть пошире двери…
И понемногу. По чуть-чуть
душа оттает льдинкой вечной.
У сердца будет новый друг.
Пусть станет им
хоть первый встречный.

 

 ***

Проснусь с лицом ожившего рояля.
И клавиши легонько тронут губы…
И зазвучит мелодия простая.
Не то что б нежно и не то что б грубо.
И побежит по телу дрожь созвучий,
раскрыв объятья радостному чувству.
И в сердце вспыхнет озаренья лучик.
И половицы вторят чутким хрустом…
И будет оживать все постепенно,
к чему так прикасается мир звуков.
И музыкой задышат пол и стены.
И утро мне протянет дружбы руку.
На самом деле за окошком –  серость,
как увядающий цветок в стакане…
Моё желанье – день невзрачный мерить,
поистине, счастливыми шагами.
 

***
Всей жизни для любви не хватит.
А нам отпущено немного.
Объятья рук – не жестов ради,
а ощущенья сердца вдохов…
такого близкого, родного,
незаменимого другими…
Я знаю ты мне послан Богом.
Я даже знаю твоё имя.
И с каждым утром – мы всё ближе.
И с каждой ночью – мы всё дальше…
Нам  снится  Рим.  Весна в Париже.
И ты целуешь бархат пальцев…
Мы вместе движемся по кругу
в снах, путешествиях извечных.
Мы воплощаемся друг в друге
любовью, тайной бесконечной…
И с каждым утром жизнь мудрее.
И нежность просится из почек…
И мы с тобой не постареем
пока бежит судьбы росточек…

 


***
В скворечник прилетают птицы.
А мой почтовый ящик пуст…
Те пожелтевшие страницы
давно я помню наизусть.
Они весною дышат ранней.
И чувствами прошедших лет.
И знаки робких препинаний
легли в почтовый тот конверт.
А буквы грели мне ладошки.
И обжигали смыслом важным.
И столько добрых слов, хороших
осталось на листке бумажном…
И было чувство настоящим
от первых до последних слов.
И письма падали в мой ящик
с тончайших белых облаков…
Теперь таких не пишут писем.
Эпистолярный жанр – в забвеньи…
Но как мне хочется при жизни
вдруг получить конверт весенний…

 


***
Чем больше лет, тем меньше дней
нам остаётся в настоящем…
Кормить на речке лебедей.
И проверять почтовый ящик.
Встречать друзей. Печь пироги.
Творить добро, как неизбежность.
И превращать свои стихи
в волнующую сердце нежность…
Дышать весной, как волшебством.
Летать в мечтах и смелых мыслях.
Не будет долгого потом,
а только Ангел с взглядом чистым…
Когда окажемся мы там...
Нас вспомнят, может быть, случайно.
И грусть отдаст себя слезам,
по капле превращаясь в тайну…
А мы в долгу не будем даже.
И свесив крылышки с небес…
Своей печали не покажем.
Ни капли там.
Ни капли здесь.
 

***
Как хорошо по берегу бродить,
где камни лижет волн язык…
и под ногами – хруст мелких ракушек
и вдаль душа летит... за легким перышком,
за облаками…
Как хорошо вдыхать соленый бриз
и радоваться просто детским смехом…
И на лице – следы случайных брызг…
рассыпчатых, как крошки эха…
Как хорошо на свете просто жить.
Пить кофе поутру. Бродить по лужам…
Писать письмо, а иногда стихи,
в которых ты всегда кому-то нужен…
 

 

***
Как жаль, что бабочки зимою не летают.
И в магию свою не посвящают.
И снегом – сонным одеялом
укрыты дни, где я летала
такой же бабочкой на свет,
не зная горестей и бед…
Как жаль, что крылышки прозрачно
нам намекают –  время злачно.
И все текущее мгновенно…
И вырваться из пальцев плена
один есть выход несомненно:
на черный день иметь удачу
винтажных крылышек.
Иначе – тебе не стать звездой
Вселенной.
Тебе грозит обыкновенность…

 


***
Утро встает оловянным солдатиком
бодро и строго, как на посту.
И не сурово, но очень внимательно
смотрит, как кофе без сахара пью.
Молча меня выгоняет из лени.
Нет ни приказов, ни срочных депеш.
Просто я знаю – стать на колени
значит разбить сердце стойких надежд…
И не герой, но буду сражаться.
И никого из друзей не предам…
Утро встает оловянным солдатиком.
И духом упасть ему я не дам.

 


***
Ночами спят. Ночами пишут.
Слагают разные стихи.
Поэты чаще больше видят –
в них магия бурлит в крови…
И к утру выживет премьерой,
не зная, что будет потом…
Стих, одураченный химерой.
Поэт, израненный живьем…

 


***
Молчанье близких душ – родство.
Безбрежное.
Без слов привычных.
И при свечах молчать светло,
Поймав твой взгляд почти
с поличным…
И многоточьем воск стекал,
рождая в душах неизбежность…
И каждый в унисон молчал
на самом краешке надежды…

 


***
Февраль упрям. Порывист. Вспыльчив.
Апломб – не сдаться без затей.
Но март уже расправил крылья
чернильно-угольных грачей.
И день становится шедевром.
Но рамке тесен мир вокруг.
Проклюнулся подснежник первый.
И лучик солнца чертит круг.
И вырывается подспудно
обычной почки торжество.
И элегантность вместе с чудом
меняют жизни ремесло.

 


***
Боль напомнит мне, что я ещё живая…
Утром руки простираю к солнцу.
В небеса смотрю. Стихи читаю.
И бросаю в чай лимона ломтик.
Радуюсь надеждам бесконечным.
Улыбаюсь утренним прохожим.
И летят минуты прямо в вечность…
И летит душа за ними  тоже.

 


***
Молчанье – глупая затея.
Когда есть людям, что сказать.
Обиды с временем ржавеют.
Пытаясь что-то доказать.
И только нужно словам выжить.
Восстать из пепла, из потерь…
И ты ко мне всё ближе, ближе…
И я открыла в сердце дверь…

 


***
Не каждый родился в рубашке
с серебряной ложкой во рту.
Не каждый имеет в кармашке
счастливую с неба звезду.
Не каждый талантлив от Бога.
Не каждый красив, как Нарцисс.
Не каждому в жизни дорога
в Венецию, Рим и Париж…
Не каждый владеет богатством.
Не каждый умён и здоров.
Не каждый икру ест на завтрак.
Не каждому светит любовь…
Мы разные в судьбах немножко.
И это –  знаменье небес…
Нас радует солнечный дождик.
И детская вера чудес…
Живём мы все с разной удачей,
доверившись мудрой судьбе.
И все измененья иначе
зависят от стержня в тебе.

 


***
Стать деревом.
Сплетясь корнями.
Сроднившись с таинством земли.
И ожидать дождей, томясь часами…
Глотая пригоршни просроченной пыли…

 

Стать  деревом.
Разбросить руки-ветки.
Такие гибкие и хрупкие, как боль…
И приручить к себе тень ветра,
похожую на кожу нежных слов…

 

Стать деревом.
И шелест влажных листьев
задумчив, захлебнувшись в облаках…
И Ангелы, наученные жизнью,
к нам прилетают только в наших снах.

 

Стать деревом.
С корой шершавой, взрытой
и узловатой, как комок судьбы…
Но ощупь рук, ранимых и разбитых
вернут взаимность чуткой доброты…

 

Стать  деревом.
И больше не писать стихи.
А просто превратиться в лист бумаги.
И не один. И может, кто-нибудь в ночи
на них напишет стоящие саги.

 


***
Я вся из маленьких сегодня.
А ты – как будто из вчера…
Пронзил иголкой новогодней
и вышил крестик в три ряда…
И стало больно, одиноко,
невыносимо... из потерь
одна моя бежит по стеклам
узором мерзлым до дверей…
Но ничего. Не за горами
весны мигающий маяк…
Я оживу. Душа не камень,
а боль, рассеявшая мрак…
Стихи, бегущие по жилам,
помогут выжить из руин…
Держусь за дольку апельсина –
И я одна. И он один…


***
Возраст – забытая кем -то шкатулка.
Ключи запрятаны, утеряны без слез…
Стучат каблучки по годам моим гулко,
на лету вспугивая стрекоз…
Бояться не надо – возраст не болезнь,
если врачи не друзья по несчастью…
А мне так хочется просто взлететь,
чтобы на миг почувствовать разницу.
Ключи не ищите. Не тратьте минуты.
Ворох надежд встряхните, как пыль…
И никогда не думайте плохо о чуде,
как бы вас сильно об этом кто-то просил…


***
Мы приготовились к зиме –
достали санки, шубы, шапки.
И варежки сойдут вполне,
чтобы снежки сгребать в охапки…
Резвиться, радуясь, как черт,
покрытым эти первоснежьем…
И санки, будто метеор,
метнутся прямо с горки в нежность…
Спрессованных снежинок ком,
прилипчив к таинству ладошек.
Ты не ищи себе врагов.
Найди людей себе хороших…
Перезимуем с чаем, с медом,
с метелью, вьющей за окном…
С желаньем жить не год, а годы.
Здесь и сейчас, а не потом…


***
Душа девчонкой рыжей
не знает зим и лет.
Играет в прятки, лижет
от карамельки след…
Косичка с милым бантиком
и в клетку пальтецо.
Добавить тут шарманщика –
и будет время то:
где двор в любимых классиках.
И все живые здесь.
Все молоды и счастливы -
в запасе время есть…
Играть с судьбою в мячик,
разбить лопаткой бровь…
Ах, да...влюбленный мальчик
картавил про любовь…
Я и сейчас душою
девчонка прошлых дней -
и чувство молодое
не закрывает дверь…
А тело отдаленно
живёт своею жизнью –
и стройность обретает
не тело, только мысли.
Гармонии добиться
уже ужасно трудно –
душа летит синицей,
а тело – камнем будто.
Я унывать не смею.
Душа взлетает в выси…
И звездочкой несмелой –
подарок в чьей-то жизни.

***
Все про Новый Год. А я - про Старый.
Уходящий, как бездомный пёс…
И не для него звучат фанфары.
И никто не поцелует в нос…
Почему мы часто привыкаем
к милым и хорошим мелочам.
И совсем его не замечаем
и ни в счастье, и ни с горем пополам…
Он уходит просто. Молчаливо.
Ничего не требуя взамен…
Оставляя наперед счастливых
нас... а сам идёт, как тень…
Старый Год, прости нас
бессердечных.
Ты хорошим был.
Ты в каждом жил из нас…
И, быть может, даже каждый
встречный... тебе руку теплую
подаст…


***
Не было бы хуже.
Пускай будет лучше –
звездочка на ужин,
а на завтрак – лучик.
Не было бы хуже.
И в мольбах сердечных
замирают звуки
предсказаньем вечным…
Снег завьюжит стужей
в предвкушеньи судеб…
Не было бы хуже.
Пускай лучше будет.


***
Случайность – вовсе не случайность,
а предначертанный изгиб…
Хитросплетений тайных данность.
Улыбка Бога. Черта скрип…
Пусть Ангелы кружатся нежно,
удачно встретившись с тобой…
Случайность –  та же неизбежность,
но только с разною судьбой…


***
И облетевший сад насквозь…
И дым костров, как в подреберье…
Боль не рифмуется. Мы врозь.
И вместо крыльев –  слезы перьев…
Что начинающий художник
не может выразить от Бога –
осенних дней маститый дождик
рисует кисточкой Ван Гога .


***
Любовь меняет группу крови.
И резус минус превращает в плюс…
И не страшны ни смерти.
Ни юдоли... когда душа в зените
сильных чувств...

 

 

***

 

Как я хочу быть в осени,
где дни надежд короче,
где солнышко раскосое
мне внуков напророчит…
Где ароматом пряным,
манящих с веток яблок,
зовут чуть свет туманы,
поеживаясь зябью…
Где листья медно-рыжие
слетают с тихой грустью…
И на совсем обиженных
не возят воду... пусть бы…
Где лес в грибных секретах
мерещится, а нас... целует в ушко
лето, и тихо слышен джаз…
Где птичий клин, как веер,
расправленный на юг,
и где мои потери
сойдут кому-то с рук…
Как я хочу быть в осени…
В дождях, лохматой грусти…
И хоть я гость непрошенный-
желанье моё пустят…

 

***

 

Запас волшебных слов не вечен…
Ты говори слова простые:
про дождь на стоптанном крылечке,
про звезды в небе голубые,
про речку, брызнувшую солнцем,
про лес, затерянный в лукошке…
Ты говори совсем негромко
о доброте, любви и кошке…
И вот увидишь, вот посмотришь,
как мир мгновенно заиграет
на флейте радуг беззаботных
и на воздушном ярком шаре…
Как чудеса посыпят градом,
восторги наши утоляя…
А знаешь... много мне не надо,
а только ломтик чуда с края…

 

***

 

Пусть будят нас руки любимых,
на кончиках пальцев которых,
неудержных, неутомимых
день начинается новый…
Пусть будят нас строчки из писем,
чердачных, старинных, как ретро…
где нежность походкою лисьей
крадется на краешке лета…
Пусть утро не будет привычкой-
обуться, умыться, одеться…
Любовь знаком тайной отмычки
откроет застывшее сердце…
Пусть будет побольше спонтанных
поступков, взрывающих души…
Тогда испеченное утро
будет довольно по уши…

 

***

 

Мы в одиночестве живём
с рожденья и до самой смерти…
Себе в друзья сентябрь возьмём
бездомный дождь, отшельник-ветер…
И все втроем гулять пойдем
по тихим улочкам чудес
из ожерельев хрупких листьев…
И в отражении небес
увидим знаки свыше, либо
какой -то  тайны занавес…

 

***

 

Еще неясная печаль,
проклюнувшись незрелой птичкой
накинет решето-вуаль
на наши вредные привычки:
меняем дружбу на грааль…

 

Нам больше ничего не нужно-
бродить так странно до утра…
Когда в помине нету дружбы,
достаточно позвать врага
и принимать его наружно
по предписанию врача…

 

Когда в помине нету дружбы…

 

***

 

Мы все на ниточке висим-
короткой, длинной, тоненькой, канатной…
В глаза судьбы своей глядим
с азартом страстного фаната…
Кому, что суждено—живем,
не пропуская жизнь сквозь пальцы,
осенним радуемся днём,
шурша ботинком по асфальту…
Вдыхаем таинство листвы,
как притяженье неземное…
И слышим шорохи- «живи»,
«Все хорошо» и «Мы с тобою».
И до чего же так светло,
и суета уходит всуе…
И ниточка дрожит легко
за продолженье голосуя…

 

***

 

Осень. Скверик. Шустрый дворник
колдует с веником в руках…
И клен, полуживой затворник,
стоит, как стражник на часах…
Проходят дни. Растут сугробы
из листьев, дарящих тепло…
Последний лучик-недотрога
скользнёт за шиворот пальто…
И небо пышущей надежды
растёт, как будто на дрожжах…
Осенний день не будет прежним-
он будет прибавлять к нам шаг…

 

***

 

Грусть заглотнет из самой сути…
Печаль прорвет плотины стенд,
и побежит капель из ртути 
по дням моим из секонд-хэнд…
Неудержимость - достоянье
мятежных, рвущихся натур…
Переместить мировозданье
застывших, мраморных фигур
Сомненья выскребать удачей
из совершенно новых чувств…
Тогда я точно не заплачу,
а в алый парус превращусь…

 

***

 

Расстались…
Рук жгут воспоминанья
той нежности, которой вышел срок…
И, трепеща, в костре пылает ветер,
несущий пепел боли на восток…
Пускай меня не любят, не лелеют…
Дровами пускай будут не аллеи…
Из всяких напридуманных причудов-
дровами будут корни незабудок…

 

***

 

Лист в сердцевине цвета дыни,
в морщинках мудрости старух…
Как прорицатель, что отныне
Октябрь - и бог, и царь, и дух…
Мы съежились, как снег в ладошке…
И только теплится душа…
Ползёт надежд сороконожка,
и временем бежит слеза…
Казалось бы — всё грусть и слякоть,
и серый день – мышиный хвост…
Я вас прошу не надо плакать-
жизнь простирается до звезд…
Всегда найдётся выход свыше,
и лист последний за окном-
не нарисованный, а дышит
вновь обретенным смыслом
днём…

 

***

 

Я в грусть одета с головы до ног…
Но никому наряд мой не заметен:
Я призрачна, как болевой поток,
Как взгляд задумчивый,
Как рваный ветер…
И я иду по городу–мираж…
Дорожка слёз на солнце - словно стразы…
Душа — измученный борьбой коллаж...
в себя придёт еще не сразу…
Никто не догадается, что мне
несчастье впору вместе с этим платьем…
И шито  на заказ, фасон вполне…
Но снять его — придется очень сильно
постараться…

 

***

 

А скоро выпадет снег…
Пришелец молочного цвета…
Раскружит свою карусель
снежинок с блестящим секретом…
Что нет ни одной одинаковой,
летящей на площадь ладони…
Помечу я зернышком маковым
свою, чтобы точно запомнить...

***

Когда от грусти   нежно-мятовой
Ты спрячешься   под плед в слезах…
Возьми потертый том Ахматовой
С горчинкой горя на губах.
Ты думаешь ей было проще,
И легче выжить, чем теперь?
Ты ошибаешься –
Полощет её душу огонь потерь…
Любви трагедия
И пытка    непониманья,
Прах утрат…
Какое   мужество с избытком,
Какая гордость на устах…
И что твоя печаль в сравненьи
С Великой Музой
Вечных строк…
И льется
Тайной   драгоценной
Её строка
На   твой порог...

***

Как можно не писать стихи,
Не будоражить кровь и душу,
Чувств сокровенных тайники
Пером усердным не нарушить?
Как можно в них не быть собой,
Не оживать в бегущих строчках?
Сродни трагедии большой
Невыразимость многоточья…

***

Надо радоваться жизни,
Надо радоваться дням,
Воплощенью добрых мыслей, 
Путешествиям и снам!
Встречам, иногда разлукам,
Дружбе, трепетным словам,
Надо радоваться звукам,
Утру, птицам и цветам!
Надо ближе быть к природе,
Где нет фальши и обид,
Надо радоваться моде,
Новым людям и любви!
Надо радоваться лету,
Взмаху крыльев мотылька!
Если ты не можешь это –
Ты не жил еще тогда…

***

Мечты – как крылья за спиной,
Но вырастают не у всех…
Они разбужены душой,
Мечтать не грех.
Мечтать не грех…
Неважно сколько зим и лет
Ты радуешь мечтой других.
Мечтам конца все нет и нет…
А   крылья выросли
За них...

Венецианский кот                 

Венецианский кот на крыше:
Зловещий взгляд – как знак судьбы.
Дырявый пол проклятьем дышит,
Не подходящим для туфли….
Один неверный шаг
И можно -
Нырнуть на глубину веков…
Весь этот дом
Хранит, как сторож,
Чужую боль,
Вражду,
Любовь…
Проникновенный
Листьев шелест
Пустынной улицы
Во тьме…
Как странная
Доселе   прелесть
Неясных тайн
В моей душе…
Я не забуду эту встречу,
И дрожь берет аж до костей…
Венецианский кот …
И вечер –
Как странный гость
В душе моей….

 ***

 Банальные слова не говорю.
 Летает сердце перышком от птицы.
 И то, как я тебя люблю –
 Поможет моим дням продлиться.
 Я не с тобой.  
 И в сундуке на дне
 Печаль завернута 
 В шелка 
 Старинных чисел….
 Со мной всегда
 Другая и другой.
 А   я   все жду
 Твоих
 Коротких
 Писем…

***

Февраль, Париж, любимый муж
Тебя оберегает, как зеницу глаза.
И в отраженьи талых луж
Себя увидишь ты не сразу.
И одиночества завес
Опустится за чьей-то тенью…
Ты счастлива
Любима
 Без
 И сожалений,
 И сомненья…
 Париж -
 Не черствый к чудесам…
 Святых - он чтит,
 А грешных терпит…
 Но каждый должен сделать сам
Дорогой звездной -
Свои терни...

***

Путешествие -  это не разлука 
И не зависть богов
И домоседов…
Путешествие –  это вызов скуке
И протертые сандалеты…
Путешествие -
Всплеск не волн,
А событий,
Неиспорченных блеском...
Путешествие – это чемодан
Открытий
И - большая, большая
Надежда…

***

 Как жизнь мелькает за окном,
 Сменяя декораций кряду.
 Заштопан старенький наш дом
 Пережитым…
 А не по блату.
 И выцвел дворик ситцем
 Детства…
 И ты давно уже не тот…
 Но где найти нам все же
 Средство,
 Чтоб жизнь
 Не
 Мчалась
Так
Вперед….

 

***

 

В оконной раме солнца нет,
Дождь в подмастерьях ржавой тучи
Надеется найти просвет
С небес, сегодня невезучих…
Дрожь ветра с кончиков берёз
Перебегает на соцветья яблонь...
Дождь запрещает детям лить
Потоки слез
И не выносит с детства
Ядовитых ябед.
Сегодня день такой,
Когда стихи
Трепещут бабочкой
И бьются прямо
В сердце…
Я всем желаю
Равенства в любви
И превосходства жизни
Перед смертью…

 

***

 

Как жаль, когда уходят молча,
Не по-английски, воровски…
И остаешься с мыслью только,
Что были мы с тобой близки…
Но это было бутафором 
И суррогатом, и ничем.
Как грустно расставаться с вором
Своих печалей, мыслей, тем…
Пускай ему легко живётся
И спится крепко по ночам…
А мне,
А мне,
А мне
Придется
Ноль дорисовывать
К нолям…

 

***

 

Красивым почерком пишу тебе открытку,
Вложив свою душу наложенным платежом...
И теплится надежда очень зыбко,
Что встретимся мы где-нибудь потом…
Мы разные – от кончиков запястья 
И до раздельных берегов земли…
Письма не жду.
Открытка будет счастьем -
Распахнутым сердечком на ветру…

 

***

 

Снег идет как старый друг,
С незавидным постоянством,
Отбивается от рук 
Вперемешку с чувством странным…
Его хочется обнять в перевернутой ладошке.
Снег идет... И не понять
Людям,
Что же в нем хорошего…
Снег идет 
Совсем один
И ему, наверно, грустно…
Под колесами машин
Убивать
Большое чувство…

 

***

 

Самому близкому человеку
Дарю не стихи, а сердца стук
Эта привязанность навеки,
То, что не почувствуют
Пальцы рук…

 

***

 

Вот и распахнута душа навстречу приключеньям…
И в Копенгагене тебя постигнет участь рвений -
Все посмотреть, сходить в музей,
Пить кофе на террасе…
Подошвы ног гудят, как шмель,
И грезят о матрасе…
Но к черту отдых -
Все успеть…
Дни сжаты, как пружина,
И впечатлений будет впредь 
Накатывать лавина…
И мне – кусочек пирога...
И мне – кусочек счастья…
Но не люблю просить -
Тогда
Испорчу чей-то праздник…

 

***

 

Надрывная пора 
Прощальных птичьих клинов,
Растерянности листьев расписных…
Невыразимая тоска небесно-голубинных
В душе подъемов
И падений
С  
Них…

 

***

 

Я улыбаюсь каждой кошке
Независимо от цвета,
Независимо от шерсти,
От размеров
И хвоста…
Потому что в ней немножко
Есть  
От прелести секрета….
Есть
От таинства ребенка
И
От магии тебя...

 

***

 

Ненаписанные письма,
Неродившиеся дети,
Неразбившееся сердце,
Неподаренные вещи…
Все, что больше
Не случится
И уже не произойдёт -
Для кого-то станет причиной
Сделать все наоборот…

 

***

 

Последняя неудержимость
Берет за самое сердце,
Прощальным и грустным вздохом
Предотвращает смех…
Откровенно -
Уже нет лета
И волнуются 
Нежные нервы…
А, в общем, не так все и плохо,
Как кажется, на земле...

***

Проснусь с лицом ожившего рояля.

И клавиши легонько тронут губы…

И зазвучит мелодия простая.

Не то что б нежно и не то что б грубо.

И побежит по телу дрожь созвучий,

раскрыв объятья радостному чувству.

И в сердце вспыхнет озаренья лучик.

И половицы вторят чутким хрустом…

И будет оживать все постепенно,

к чему так прикасается мир звуков.

И музыкой задышат пол и стены.

И утро мне протянет дружбы руку.

На самом деле за окошком –  серость,

как увядающий цветок в стакане…

Моё желанье – день невзрачный мерить,

поистине, счастливыми шагами.

 

***

Всей жизни для любви не хватит.

А нам отпущено немного.

Объятья рук – не жестов ради,

а ощущенья сердца вдохов…

такого близкого, родного,

незаменимого другими…

Я знаю ты мне послан Богом.

Я даже знаю твоё имя.

И с каждым утром – мы всё ближе.

И с каждой ночью – мы всё дальше…

Нам  снится  Рим.  Весна в Париже.

И ты целуешь бархат пальцев…

Мы вместе движемся по кругу

в снах, путешествиях извечных.

Мы воплощаемся друг в друге

любовью, тайной бесконечной…

И с каждым утром жизнь мудрее.

И нежность просится из почек…

И мы с тобой не постареем

пока бежит судьбы росточек…

 

***

В скворечник прилетают птицы.

А мой почтовый ящик пуст…

Те пожелтевшие страницы

давно я помню наизусть.

Они весною дышат ранней.

И чувствами прошедших лет.

И знаки робких препинаний 

легли в почтовый тот конверт.

А буквы грели мне ладошки.

И обжигали смыслом важным.

И столько добрых слов, хороших

осталось на листке бумажном…

И было чувство настоящим

от первых до последних слов.

И письма падали в мой ящик

с тончайших белых облаков…

Теперь таких не пишут писем.

Эпистолярный жанр – в забвеньи…

Но как мне хочется при жизни

вдруг получить конверт весенний…

 

***

Чем больше лет, тем меньше дней

нам остаётся в настоящем…

Кормить на речке лебедей.

И проверять почтовый ящик.

Встречать друзей. Печь пироги.

Творить добро, как неизбежность.

И превращать свои стихи

в волнующую сердце нежность…

Дышать весной, как волшебством.

Летать в мечтах и смелых мыслях.

Не будет долгого потом, 

а только Ангел с взглядом чистым…

Когда окажемся мы там...

Нас вспомнят, может быть, случайно.

И грусть отдаст себя слезам,

по капле превращаясь в тайну…

А мы в долгу не будем даже.

И свесив крылышки с небес…

Своей печали не покажем.

Ни капли там.

Ни капли здесь.

 

***

Как хорошо по берегу бродить,

где камни лижет волн язык…

и под ногами – хруст мелких ракушек

и вдаль душа летит... за легким перышком,

за облаками…

Как хорошо вдыхать соленый бриз

и радоваться просто детским смехом…

И на лице – следы случайных брызг…

рассыпчатых, как крошки эха…

Как хорошо на свете просто жить.

Пить кофе поутру. Бродить по лужам…

Писать письмо, а иногда стихи,

в которых ты всегда кому-то нужен…

  

***

Как жаль, что бабочки зимою не летают.

И в магию свою не посвящают.

И снегом – сонным одеялом

укрыты дни, где я летала

такой же бабочкой на свет,

не зная горестей и бед…

Как жаль, что крылышки прозрачно 

нам намекают –  время злачно.

И все текущее мгновенно…

И вырваться из пальцев плена

один есть выход несомненно:

на черный день иметь удачу

винтажных крылышек.

Иначе – тебе не стать звездой

Вселенной.

Тебе грозит обыкновенность…

 

***

Утро встает оловянным солдатиком

бодро и строго, как на посту.

И не сурово, но очень внимательно

смотрит, как кофе без сахара пью.

Молча меня выгоняет из лени.

Нет ни приказов, ни срочных депеш.

Просто я знаю – стать на колени

значит разбить сердце стойких надежд…

И не герой, но буду сражаться.

И никого из друзей не предам…

Утро встает оловянным солдатиком.

И духом упасть ему я не дам.

 

***

Ночами спят. Ночами пишут.

Слагают разные стихи.

Поэты чаще больше видят –

в них магия бурлит в крови…

И к утру выживет премьерой,

не зная, что будет потом…

Стих, одураченный химерой.

Поэт, израненный живьем…

 

 

***

Молчанье близких душ – родство.

Безбрежное.

Без слов привычных.

И при свечах молчать светло,

Поймав твой взгляд почти

с поличным…

И многоточьем воск стекал,

рождая в душах неизбежность…

И каждый в унисон молчал

на самом краешке надежды…

 

***

Февраль упрям. Порывист. Вспыльчив.

Апломб – не сдаться без затей.

Но март уже расправил крылья

чернильно-угольных грачей.

И день становится шедевром.

Но рамке тесен мир вокруг.

Проклюнулся подснежник первый.

И лучик солнца чертит круг.

И вырывается подспудно

обычной почки торжество.

И элегантность вместе с чудом

меняют жизни ремесло.

 

***

Боль напомнит мне, что я ещё живая…

Утром руки простираю к солнцу.

В небеса смотрю. Стихи читаю.

И бросаю в чай лимона ломтик.

Радуюсь надеждам бесконечным.

Улыбаюсь утренним прохожим.

И летят минуты прямо в вечность…

И летит душа за ними  тоже.

 

***

Молчанье – глупая затея.

Когда есть людям, что сказать.

Обиды с временем ржавеют.

Пытаясь что-то доказать.

И только нужно словам выжить.

Восстать из пепла, из потерь…

И ты ко мне всё ближе, ближе…

И я открыла в сердце дверь…

 

***

Не каждый родился в рубашке

с серебряной ложкой во рту. 

Не каждый имеет в кармашке

счастливую с неба звезду.

Не каждый талантлив от Бога.

Не каждый красив, как Нарцисс.

Не каждому в жизни дорога

в Венецию, Рим и Париж…

Не каждый владеет богатством.

Не каждый умён и здоров.

Не каждый икру ест на завтрак.

Не каждому светит любовь…

Мы разные в судьбах немножко.

И это –  знаменье небес…

Нас радует солнечный дождик.

И детская вера чудес…

Живём мы все с разной удачей,

доверившись мудрой судьбе.

И все измененья иначе

зависят от стержня в тебе.

 

***

Стать деревом.

Сплетясь корнями.

Сроднившись с таинством земли.

И ожидать дождей, томясь часами…

Глотая пригоршни просроченной пыли…

 

Стать  деревом.

Разбросить руки-ветки.

Такие гибкие и хрупкие, как боль…

И приручить к себе тень ветра,

похожую на кожу нежных слов…

 

Стать деревом.

И шелест влажных листьев

задумчив, захлебнувшись в облаках…

И Ангелы, наученные жизнью,

к нам прилетают только в наших снах.

 

Стать деревом.

С корой шершавой, взрытой

и узловатой, как комок судьбы…

Но ощупь рук, ранимых и разбитых

вернут взаимность чуткой доброты…

 

Стать  деревом.

И больше не писать стихи.

А просто превратиться в лист бумаги.

И не один. И может, кто-нибудь в ночи

на них напишет стоящие саги.
Прочитано 1924 раз Последнее изменение Четверг, 22 Июнь 2017