Любящее сердце стоит больше, чем вся мудрость на свете.

Чарльз Диккенс «Дэвид Копперфильд»


ek  вк  brest-kult  

VideoHosting 

Татьяна Куприянец. Брестская крепость.

Брестская крепость

Забылись сном предутренним пролески,
Земля и небо – всё склонилось в сон.
А на границе у заставы брестской
Отчаянно сражался гарнизон.

 Там было не до слёз, не до печали,
Не до брезгливости, когда во мгле
Убитые телами защищали
Тех, кто тела их мог предать земле.

 Воде и крови шли на капли счёты
Для поддержанья гаснущих сердец,
Но исцелял от жажды пулемёты,
Краснея от бессилья, Мухавец.

 Стрельба, борьба. С небес стальные бомбы...
Последний израсходован патрон.
Им домом стали сети-катакомбы
И штабом – бывший оружейный схрон.

 Вела борьбу стреляющая крепость,
Хотя судьба была предрешена.
Держался Брест не день, не два, а месяц –
Так началась та страшная война.

 Не описать четыре долгих года
Одной, пусть и пылающей, строкой...
Но час пришёл: забрезжила свобода,
Стал таять узел вражеский тугой.

 Летели вниз крестовые короны,
И вскоре через славный город Брест
Обратно под конвоем шли колонны,
Им вслед неслось: "Ну что? Цурюк, нах вест!"

 Один из пленных всё смотрел с опаской
Туда, где в сорок первом, тьмой укрыт,
Солдат к реке припал, сжимая каску, –
Он после переплавится в гранит.

 Гранитные слезинки растворятся
В воде, как в недоступном мираже...
Благодаря ему в свои семнадцать
Я здесь стою – на Первом Рубеже.

 На снежном выделяется покрове
Твердыня, Крепость алым кирпичом.
А может, стены красные от крови?
И от огня в глазах мне горячо?

Прочитано 2246 раз