...жизнь - это не более чем сцена, на которой мы вольны валять дурака до тех пор, пока нас устраивает эта роль.

«Клуб самоубийц. Черная стрела» Роберт Льюис Стивенсон



Новинки платного абонемента

Козлова, Анна. F20

Оцените материал
(0 голосов)

Козлова, Анна. F20Козлова, Анна. F20/ А. Козлова. - М., 2017. – 238 с.

       Новый роман Анны Козловой "F20" посвящен людям, про которых не пишут, и даже стараются не говорить. Их не берут на работу, на них не женятся, от них не хотят детей. Они больны, но никто не станет собирать деньги на их лечение, потому, что их болезнь страшнее рака, безнадежнее СПИДа, позорнее сифилиса. По коду МКБ f20 - это шизофрения.

Аткинсон, Кейт. Витающие в облаках

Оцените материал
(1 Голосовать)

Аткинсон, Кейт. Витающие в облакахАткинсон, Кейт. Витающие в облаках/ К. Аткинсон. – СПб., 2018. – 479 с. – (Мировой бестселлер).

       В высшую лигу современной литературы Кейт Аткинсон попала с первой же попытки: ее дебютный роман «Музей моих тайн» получил престижную Уитбредовскую премию, обойдя «Прощальный вздох мавра» Салмана Рушди, а цикл романов о частном детективе Джексоне Броуди, успевший полюбиться и российскому читателю («Преступления прошлого», «Поворот к лучшему», «Ждать ли добрых вестей?», «Чуть свет, с собакою вдвоем»), Стивен Кинг окрестил «главным детективным проектом десятилетия».
    Итак, познакомьтесь с Норой и Эффи; Нора - мать, а Эффи - дочь. На крошечном шотландском островке, среди вересковых пустошей и торфяного мха, они укрываются от стихий в огромном полуразрушенном доме своих предков и рассказывают друг другу истории. Нора целует жаб, собирает крапиву на суп и говорит о чем угодно, кроме того, о чем Эффи хочет услышать, а именно - кто же ее отец. Эффи рассказывает о своем приятеле Бобе, который давно перестал ходить на лекции по философии, почти не вылезает из кровати, и для него «клингоны не менее реальны, чем французы и немцы, и уж куда реальнее, скажем, люксембуржцев». Тем временем кто-то, возможно, следит за Эффи; кто-то, возможно, убивает стариков; и куда-то пропал загадочный желтый пес...

Яхина, Гузель. Зулейха открывает глаза

Оцените материал
(1 Голосовать)

Яхина, Гузель. Зулейха открывает глазаЯхина, Гузель. Зулейха открывает глаза/ Г. Яхина. – М., 2018. – 507 с.

       Роман "Зулейха открывает глаза" начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь.
    Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши - все встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства свое право на жизнь.
        
Всем раскулаченным и переселенным посвящается.

Водолазкин, Евгений. Авиатор

Оцените материал
(1 Голосовать)

Водолазкин, Евгений. АвиаторВодолазкин, Евгений. Авиатор/ Е. Водолазкин. – М., 2018. – 411 с.

       Евгений Водолазкин - прозаик, филолог. Автор бестселлера "Лавр" и изящного historical fiction "Соловьев и Ларионов". В России его называют "русским Умберто Эко", в Америке - после выхода "Лавра" на английском - "русским Маркесом". Ему же достаточно быть самим собой. Произведения Водолазкина переведены на многие иностранные языки.
       
Герой нового романа "Авиатор" - человек в состоянии tabula rasa: очнувшись однажды на больничной койке, он понимает, что не знает про себя ровным счетом ничего - ни своего имени, ни кто он такой, ни где находится. В надежде восстановить историю своей жизни, он начинает записывать посетившие его воспоминания, отрывочные и хаотичные: Петербург начала ХХ века, дачное детство в Сиверской и Алуште, гимназия и первая любовь, революция 1917-го, влюбленность в авиацию, Соловки... Но откуда он так точно помнит детали быта, фразы, запахи, звуки того времени, если на календаре - 1999 год?..

Алешковский, Пётр. Крепость

Оцените материал
(1 Голосовать)

Алешковский, Пётр. КрепостьАлешковский, Пётр. Крепость: Роман/ П. Алешковский. – М., 2017. – 587 с. – (Новая русская классика).

       Петр Алешковский - прозаик, историк, автор романов "Жизнеописание Хорька", "Арлекин", "Владимир Чигринцев", "Рыба". Закончив кафедру археологии МГУ, на протяжении нескольких лет занимался реставрацией памятников Русского Севера. Главный герой его нового романа "Крепость" - археолог Иван Мальцов, фанат своего дела, честный и принципиальный до безрассудства. Он ведет раскопки в старинном русском городке, пишет книгу об истории Золотой Орды и сам - подобно монгольскому воину из его снов-видений - бросается на спасение древней Крепости, которой грозит уничтожение от рук местных нуворишей и столичных чиновников.
       
Средневековые легенды получают новое прочтение, действие развивается стремительно, чтобы завершиться острым и неожиданным финалом.

Бовуар, Симона де. Зрелость

Оцените материал
(1 Голосовать)

Бовуар, Симона де. ЗрелостьБовуар, Симона де. Зрелость/ С. де Бовуар. – М., 2018. – 634 с. – (Интеллектуальный бестселлер).

       Симона де Бовуар - феминистка, жена Жан-Поля Сартра, автор множества книг, вызывавших жаркие споры.
       
Но и личность самой Симоны не менее интересна. Слухи о ней, ее личной жизни, браке, увлечениях не утихали никогда, да и сейчас продолжают будоражить умы.
     
У российского читателя появилась уникальная возможность - прочитать воспоминания Симоны де Бовуар, где она рассказывает о жизни с Сартром, о друзьях и недругах, о том, как непросто во все времена быть женщиной, а особенно - женой гения.

Акунин, Борис. Не прощаюсь

Оцените материал
(1 Голосовать)

Акунин, Борис. Не прощаюсьАкунин, Борис. Не прощаюсь/ Б. Акунин. – М., 2018. – 413 с. – (Новый детективъ).

       Последняя книга цикла о детективе-аристократе Эрасте Фандорине. Благодаря заботам камердинера Масы главный герой выходит из комы — впереди новые расследования. Перипетии российской истории начала XX века, фирменный акунинский стиль, символы и запутанные связи, разгадать которые под силу только Эрасту Петровичу. Любимый персонаж снова в деле!

Абгарян, Наринэ. Понаехавшая

Оцените материал
(0 голосов)

Абгарян, Наринэ. ПонаехавшаяАбгарян, Наринэ. Понаехавшая/ Н. Абгарян. – М., 2017. – 250 с.

       У каждого понаехавшего своя Москва. Моя Москва - это люди, с которыми свел меня этот безумный и прекрасный город. Они любят и оберегают меня, смыкают ладони над головой, когда идут дожди, водят по тайным тропам, о которых знают только мест­ные, и никогда - приезжие.
       
Моя книга - о маленьком кусочке той, оборотной, "понаехавшей" жиз­ни, о которой, быть может, не догадываются жители больших городов. Об очень смешном и немного горьком кусочке, благодаря которому я состоялась как понаехавшая и как москвичка.
       
В жизни всегда есть место подвигу.
     
Один подвиг - решиться на эмигра­цию. Второй - принять и полюбить свою новую родину такой, какая она есть, со всеми плюсами и минусами. И она тогда обязательно ответит вам взаимностью, обязательно. Ибо не приучена оставлять пустыми протянутые ладони и сердца.

Петросян, Мариам. Дом, в котором…

Оцените материал
(1 Голосовать)

Дом, в которомПетросян, Мариам. Дом, в котором…/ М. Петросян. – М., 2017. – 957 с.

       На окраине города, среди стандартных новостроек, стоит Серый Дом, в котором живут Сфинкс, Слепой, Лорд, Табаки, Македонский, Черный и многие другие. Неизвестно, действительно ли Лорд происходит из благородного рода драконов, но вот Слепой действительно слеп, а Сфинкс - мудр. Табаки, конечно, не шакал, хотя и любит поживиться чужим добром. Для каждого в Доме есть своя кличка, и один день в нем порой вмещает столько, сколько нам, в Наружности, не прожить и за целую жизнь. Каждого Дом принимает или отвергает. Дом хранит уйму тайн, и банальные "скелеты в шкафах" - лишь самый понятный угол того незримого мира, куда нет хода из Наружности, где перестают действовать привычные законы пространства-времени.
       Дом - это нечто гораздо большее, чем интернат для детей, от которых отказались родители. Дом - это их отдельная вселенная.

Лавряшина, Юлия. Дочки-матери на выживание

Оцените материал
(1 Голосовать)

ЛавряшинаЛавряшина, Юлия. Дочки-матери на выживание/ Ю. Лавряшина. – М., 2017. – 315 с.

       Когда дверь подвала захлопнулась за спиной Наташи, она еще не могла поверить в реальность происходящего. Ее заперли, возможно, обрекли на смерть. И это сделала ее собственная дочь. Мать и дочь… Две женщины, разделенные стеной непонимания, две женщины, между которыми встала любовь к одному и тому же мужчине. Самое страшное и беспощадное соперничество – это соперничество между родными по крови людьми.

Сейчас 100 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

© 2018 Государственное учреждение культуры "Брестская центральная городская библиотека им. А.С. Пушкина". Все права защищены.