Blowjob
Очевидно, любовь к телевизору возникла как следствие нежелания думать.

Дэниел Киз «Цветы для Элджернона»



         Я не понимаю, как эти два человека смогли в то время официально перемахнуть через океан и прокатиться не то чтобы по чужой стране, а побывать вообще в другом мире. Будто высадились на другой планете, окунулись в другую культуру, в иную философию жизни.
       Удивительная история об удивительном путешествии удивительных людей. То, что авторы увидели в Америке, что узнали об американцах - это и по сей день для многих представителей нашего континента и нашей страны - миф, в который они (представители) не верят.
       Америка - прекрасная страна с прекрасными людьми... как и любая из стран, как и наша Беларусь. Просто она - другая.
       Мы другие. Это нормально.

Lee

   Книга - открытие. Книга - откровение.
Такое сильное, насыщенное, красочное впечатление на меня мало что производило. Может из-за того, что о детстве, ярче ее не написал никто. Может так совпало, но я всецело влюблен в эту книгу навсегда.
   А еще эта книга, словами, действиями и поступками ребенка, наталкивает на простые решения очень сложных проблем. У главной героини, как и у всех детей, есть прекрасное качество - говорить то, что думаешь и то, что хочешь в данный момент. Главная героиня, как и любой ребенок, очень хорошо находит слабые места взрослого человека и очень эффективно надавливает на них, указывает на них.
   Вывод. Помимо воспитания детей, просто необходимо к ним периодически прислушиваться, а еще лучше СЛЫШАТЬ их.

         Москва для меня сыра и сера. Я видел ее один раз летом и много-много раз осенью и зимой. Грязь, переполненное метро, продрогшие хмурые люди, прокуренный номер гостиницы "Байкал", могила Высоцкого, боль в ногах, алкоголь в поезде. Всё. Это всё - стечение обстоятельств. Я не мог быть там в другое время, даже, будучи там так часто.
       Владимир Гиляровский описал Москву разную, Москву другую. Описал ее на столько вкусно, насыщенно, что смаковать можно каждую страницу. Это не только история города, это еще и история людей, простых и великих, злых и добрых. Я очень советую отправиться вам в это путешествие по прекрасному, не смотря на мой опыт, городу.

mark-tvenВ книге описаны приключения американского мальчика Тома Сойера и его друга Гекльберри Финна. Эти ребята постоянно попадают во всякие истории, связанные с сокровищами, бандитами, мертвецами и т.д.

Это одна из моих самых любимых книг, которая обладает этим статусом уже около двух десятилетий.

Плюс моего возраста в том, что, жонглируя уже весомыми датами, можно еще выглядеть достаточно свежо. Минус возраста - именно в самом возрасте.

Эта книга о детстве, об идеальном детстве для меня. Свобода пахнет табаком из кукурузной трубки Гека Финна. Счастье прячется в шалаше на плоту и отражается в воде великой реки. Оказывается, что всё просто. Вставай и иди.

Эту книгу просто необходимо читать взрослым людям как минимум раз в год. В ней очень много сказано о свободе, о жизни и смерти, о дружбе и даже о любви, о любви самой первой и самой искренней.

Четверг, 08 Июнь 2017

Михаил Веллер. Бомж

bomj 231

   На День рождения мне подарили планшет. Я был счастлив. Давно мечтал. И сразу стал покупать книги в Play market. Цена вменяемая и читать очень удобно.
   Пару дней назад закончил один из последних (крайних!) романов Михаила Веллера «Бомж». Веллер прекрасен. На то он и Веллер. Мощная вещь. Содержание книги в названии. Без аллегорий. Жизнь московского бомжа от первого лица. Написано настолько реалистично, что некоторые главы я пропустил. Например, главу о том, как бомжи ели собаку. Лучше бы я и про женщин ИХ пропустил…
   А еще я вдруг совершенно по-новому увидел этих грязных, оборванных, пьяных, «ненужных» людей. И теперь подсохший хлеб складываю в целлофановый пакет и аккуратно ставлю у контейнера.

         В возрасте примерно 20 лет я углубился в духовный поиск. На душе и в уме было плохо и муторно – я не понимал, кто я и зачем. В то время на рынок хлынуло множество духовной, эзотерической и психологической литературы, а я трудился в маленьком книжном бизнесе, посещал выставки-продажи и доступ к любому чтиву имел практически неограниченный. Я читал Айванхова, Лермонтова, Виилму и Брэгга. Продирался сквозь дебри Кастанеды и Агни-йоги, и даже добежал до «Последнего завета» Сергея Торопа, более известного как Виссарион.
       В общем, я искал. Делал я это, по правде говоря, достаточно глупо, если не сказать опасно. Я читал запоем, не дочитав, бросал и принимался за новое, читал несколько взаимоисключающих книг одновременно и самое главное - никак не применял прочитанное на практике (в случае с Виссарионом, конечно, хорошо, что не применял). В итоге в моей голове скопилось огромное количество мнений, фраз, цитат, которые начали гнить, и, вместо душевного покоя и ясности, я получил состояние сильно похожее на невроз.
       От сумасшествия меня спасла армия. Хороший прапорщик и пара сержантов вообще хорошо воздействуют на перекрученные мозги творческой интеллигенции. А так как в армии я задержался на целых девять лет и ушел в запас уже сам будучи прапорщиком, то к духовному поиску я вернулся не скоро.
       Многие из этих книг были интересны и полезны, и, безусловно, принесли бы пользу и мне, если бы я читал их нормально. Но выделить хочу одну.

Владимир Жикаренцев. «Путь к свободе. Кармические причины возникновения проблем».
       Описывать методики и практики, которые есть в этой книге смысла нет, да у меня и не получится. Расскажу лишь об одном инструменте, который периодически использую до сих пор.
       Впервые именно у Жикаренцева я прочитал о том, с чем сегодня согласны даже самые упёртые медики – практически ВСЕ болезни имеют в своей основе психологические причины.  Так вот – в конце книги «Путь к свободе» есть таблица, где в алфавитном порядке указаны названия болезней, затем возможные причины их возникновения (ограничивающие убеждения) и возможный выход (новые мысли).
       Пример: желудок: управляет питанием, переваривает, усваивает новые идеи.
       Возможная причина болезни (ограничивающее убеждение): опасения, страх нового, невозможность ассимилировать новое.
       Новая мысль: жизнь в гармонии со мной. Я ассимилирую новое каждый момент моей жизни. Все прекрасно.
       *Ограничивающие убеждения и новые мысли можно прописывать свои. Главное суть.
Как это работает:
       Не так давно, пару лет назад меня пригласили выступить в нашей библиотеке. Творческий вечер или что-то вроде этого. Даже афиша сохранилась. За день до выступления меня свалил приступ подагры. Подагры, непечатные слова и эпитеты! Сколько раз я встречал это мерзкое слово в любимых приключенческих книгах, и всегда этой болезнью болели всякие негодяи. И вот на тебе! Вместо творческого вечера я загремел в больницу. Меня прокапали, прокололи, я хорошенько выспался и бодрым, практически здоровым сайгаком заскакал домой.
       Через два дня все началось снова. Боль адская! Я вслух проговорил все, что думал в тот момент о врачах и обо всей медицине в целом (собака Джек, испуганно озираясь, ушел в другую комнату. От греха). Затем я сел и, насколько позволяла мучительная боль, задумался. Меня лечили хорошо. Даже очень. Почему же мне снова больно? Инсайт: Елки-палки, тело получило необходимые лекарства, но умище-то остался на прежнем месте!
       Я открыл Жикаренцева и прочитал:
Подагра. Возможные причины: Потребность в доминирование. Отсутствие терпения, гнев.
Это был мой портрет на тот момент. Ни убавить, ни прибавить. В точку. Бинго.
       Я стал проговаривать свои ограничивающие убеждения и заменять их на новые мысли. Вы не поверите. 10 минут и приступ прошел. Поразительно!
     Я и сейчас пользуюсь этим методом – зараза оказалась хронической, как, впрочем, и потребность в доминировании, гнев и нетерпимость. Работает. Не забываю я, конечно, не реже трёх раз в год заходить к своему лечащему врачу для осмотра. По совокупности – эффект выше всяких похвал!

Четверг, 20 Апрель 2017

Евгений Гришковец

        С Евгением Гришковцом я «познакомился», посмотрев его спектакль «Как я съел собаку». И меня до глубины души поразил этот некрасивый, помятый, картавый дядька, который говорил СЕРДЦЕМ. Поразил удивительный, тонкий, немного ироничный, и в то же время ранимый юмор. Поразило его умение держать зал собой одним – без спецэффектов и декораций. Но более всего поразило то, что он говорил ОБО МНЕ…
      Затем я, тогда начинающий блогер, увидел его в пространстве «Живого журнала» и сразу же с ним «зафрендился». Читал его посты, часто не соглашаясь с их непримиримой оценкой происходящего вокруг, комментировал и один раз подискутировал с Евгением Валерьевичем по поводу творчества Григория Лепса…
      Во время рабочей поездки DramRockStudio на фестиваль «Koktebel Jazz» я открыл для себя «Асфальт». Опять про меня! «Асфальт» стоит почитать мужчинам от 30 до 40 лет, в нем наша, мужики, сегодняшняя жизнь – все эти сомнения, первые уколы под сердцем, респектабельность, «треугольники», бизнес-напряги и многое другое…
       Помню, однажды я прятался в уютной кафешке ЦМТ от дождя. Настроение было поганое – что-то там не клеилось, машина сломалась, дождь опять же… И тут я увидел в маленькой кафешной библиотечке для посетителей две книги Гришковца. Они стояли между подборкой журнала «Вокруг света» и книгой об оккультизме в христианстве. «Асфальт» я тогда уже прочитал, а про «Год ЖЖизни» слышал, но не касался. Я хлебнул горячего клубничного чая, куснул свежайшую слойку, открыл книгу и – «Настроение улучшилось», - как любит говорить Евгений Валерьевич…
     Отдельно хочется упомянуть музыкальные проекты Гришковца с группами «Бигуди» и «Мгзавреби». Я слушал их промозглой зимой, после утренних эфиров, сидя «на телефоне» в редакции, за окном что-то лилось или сыпалось, а на душе было – ХОРОШО…
    Сегодня я постоянно захожу на http://odnovremenno.com/ и с удовольствием читаю, что происходит в жизни и творчестве замечательного артиста, режиссера, писателя и драматурга, и просто отличного мужика – Евгения Гришковца.

Понедельник, 10 Апрель 2017

Барбара Шер «Отказываюсь выбирать»

         Если бы я не нашел эту книгу, у меня был бы невроз. Или ещё чего похуже. Эта книга – ответ на мои многолетние вопли о помощи.
       В течение, наверное, двадцати лет, меня сильно бесило одно обстоятельство. Я не знал, чего хочу от жизни. В творческом и профессиональном смысле. Я всей душой завидовал людям, которые чётко знают, чего хотят и упорно идут к поставленной цели. Например, я всегда понимал, что Юрий Стыльский и Татьяна Колтынаева – музыканты. Тимофей Ильевский и Денис Федоров – режиссеры. Игорь Горбиков и Анатолий Воробьев – хореографы. А я кто?
       А я был ВСЁ.
       Я метался от микрофона певца к микрофону ведущего, от ноутбука писателя к ноутбуку журналиста, от мастерства актёра к мастерству поэзии и композиции. Даже если я силой воли выбирал одно направление, оно через некоторое время дробилось на несколько частей. Если я решал быть только музыкантом, то утром мог в фуражке со звездой, серпом и молотом петь о войне, днем записывать в студии забойный рок-н-ролл, а вечером горланить на корпоративе «Белые розы».
       И несмотря на то, что всё вышеуказанное у меня неплохо получалось, я чувствовал себя ужасно - ведь многие свои проекты я начинал и бросал не закончив. Я ощущал себя полнейшим лузером, неудачником, хватающимся за всё подряд и ничего не добившимся в жизни. И так продолжалось достаточно долго.
       И вот совсем недавно – года не прошло! – я наткнулся в Интернете на отрывок из книги Барбары Шер «Отказываюсь выбирать». Господи, спасибо Тебе!
       Эту книгу я ещё читаю. Сложно лечатся внутренние шрамы, нанесённые многолетним самобичеванием. Сложно признать себя абсолютно нормальным человеком с особым укладом творческого мышления.
       Оказывается, есть люди-дайверы и люди-сканеры. Люди-дайверы чуть ли не с детских пеленок знают, чему они хотят посвятить свою жизнь. Они выбирают одно дело и добиваются в нём своих высот. Все остальные их увлечения – всего лишь увлечения. Основное дело всегда впереди.
       Сканеры другие. Им интересно ВСЁ. Причем в равной степени. Они хватаются за абсолютно разные направления, блестяще развивают их, затем бросают не закончив, хватаются за новые, бичуют и обвиняют себя, дают себе обещания взяться за ум и снова срываются в новые авантюры.
       Выход есть! Он в книге «Отказываюсь выбирать». Сканеры – читайте!

         Недавно перечитал свой блог и подумал, что он какой-то несерьёзный. Какие-то челюсти, мушкетеры, поп-артисты. Человеку, которому доверили писать на одной из главных литературных Интернет-площадок города, пристало бы описывать серьезные труды, философские трактаты многослойные поэмы и повести. «Надо что-то менять», - подумал я и сел за рассказ о «Необыкновенных приключениях Арбузика и Бебешки», но вовремя спохватился. «Ты еще про мышонка Пика напиши», - злобно сказал мой внутренний Критик.
       Внутренний Критик – реально существующее зло. Он есть в каждом человеке, независимо от рода его занятий. Этот змеиный голос не перепутаешь. Это не Честная Самооценка, дающая возможность увидеть свои сильные и слабые стороны, а хладнокровный убийца идей, планов и задумок. Я не утрирую.
       Именно о том, как заставить замолчать внутреннего Критика, как позволить себе творить, как жить той творческой жизнью, которая нравится – книга Джулии Кэмерон «Путь художника». Эта книга предназначена для художников (музыкантов, писателей, актеров и т.д.), которые находятся в творческом тупике. Эта книга для тех, кто мечтал стать пилотом реактивного самолета, а вместо этого перебирает бумажки в офисе, для тех, кто мечтал о карьере рок-звезды, но вынужден каждое утро стоять в строю.
       «Путь художника» - не пространные теоретические размышления. Это конкретный практический курс с темами и заданиями, рассчитанный на 12 недель. Я его прошел. И неожиданно для себя стал арт-директором сразу двух баров (клубов). Даже если вы не запишетесь в отряд космонавтов, не будете номинированы на «Grammy» и не продадите 1 000 000 экземпляров своего блокбастера «Брестские зомби» - ваша жизнь изменится к лучшему. В ней появится гораздо больше радости, вдохновения, смелости и удивления. Я серьезно! 12 недель – это ничто, по сравнению с годами унылой жизни.
       P.S. Фразы из книги, которые смело можно вытатуировать: «Для того, чтобы стать хорошим художником, нужно сначала стать плохим художником». «Сколько мне будет лет, когда я научусь играть на рояле? – Столько же, сколько будет, если не научитесь».

Четверг, 16 Февраль 2017

Питер Бенчли «Челюсти»

         Если бы большие белые акулы могли целенаправленно изловить писателя Питера Бенчли, написавшего роман «Челюсти», и режиссера Стивена Спилберга, снявшего по нему одноименный блокбастер, они не стали бы их пожирать сразу. Они бы несколько дней погоняли товарищей по океану, а уж потом уделали их всей популяцией. Медвежью услугу, которую эти два гения оказали хищникам, сложно недооценить…
       Краткое содержание романа: ГИГАНТСКАЯ белая акула появляется у побережья курортного городка и нападет на женщину. Городская администрация отказывается закрывать пляжи, ведь тогда город покинут туристы, и это скажется на экономическом положении жителей. В итоге гибнут ещё три человека. Затем трое смельчаков – местный шериф Броди, рыбак Куинт и океонограф Хупер - отправляются на поиски хищницы и убивают ее. В процессе охоты их лодка тонет, Куинт и Хупер погибают. Добирается ли до берега шериф Броди, автор не раскрывает. Все эти ужасы происходят на фоне междоусобиц личного, семейного и городского масштаба.
       Книга шикарная. Нападения акулы описаны настолько мастерски, что ужас продирает до костей. Единственное, чего я не понял в романе, это подробные описания жизни курортного городка, кризиса в семье шерифа Броди и его жены Эллен, мафиозных связей мэра города и прочего быта. Собственно, сцен с акулой в книге не так уж и много. Зато вышеуказанных бытовых баталий – хоть отбавляй! Вопрос – зачем? Может быть потому, что издатель сразу заплатил Бенчли 1000 долларов за первую страницу романа, и он писал на количество?
      (А, может, все эти «отношения» - аллегория, «челюсти жизни», которые сжимают человека?)
      С другой стороны, я всегда помню фразу, которую услышал от одного известного музыкального критика: «Если вам не нравится – не значит, что это плохо». «Челюсти» оставались в списке бестселлеров 44 недели, роман признан классикой жанра, публика, а также издатели, продюсеры и режиссер влюбились в нее сразу – значит, написана она круто, и не мне судить автора и его произведение.

Страница 1 из 2